Украина молча отдает большую территорию в соответствии с соглашением Минск-2

Потерянная территория после Минска-2

В первые дни вступления в силу режима прекращения огня после Минска-2 украинские войска потеряли около 70% от недавно возвращенной под свой контроль территории к востоку от Мариуполя. Тем не менее, эти потери не были бы столь драматичными, если бы русские войска заняли ее в течение предыдущих 5 месяцев, в то время как подразделения полка «Азов» смогли в результате нескольких боевых вылазок установить новую линию обороны к востоку от прибрежного Мариуполя. Украина также потеряла город Дебальцево плюс десятки близлежащих городов и деревень после подписания документов Минск-2 – достаточно оснований, чтобы считать ничтожными заключенные соглашения. Но все это произошло в течение первой недели после подписания бумаг «о прекращении огня и перемирии», когда эмоции и боевые действия были накалены до предела. Добавим, что стратегическое значение всех потерь в течение этой недели было предсказуемым и направляемым, учитывая тот факт, что Дебальцево, в основном, был окружен в это время и оккупанты перенесли фокус своего внимания на юг – на Мариуполь и такие села, как Павлополь и Коминтерново.

Повторение ошибок

В то же время, события, происходящие последние 5 дней вокруг стратегически важного прифронтового города Станица Луганская, нужно называть «драматичными» и сопоставлять с тем, что произошло во время «прекращения огня» после сделки Минск-1 с новым терминалом донецкого аэропорта. Русские войска использовали время, чтобы приблизиться к терминалу до расстояния в 50 метров и заложить основу для наступления в январе, которое, наконец, достигло цели – полностью взять под свой контроль аэропорт, имеющий стратегическое и символическое значение.

Где расположена Станица Луганская и почему она так важна

Станица Луганская (здесь до начала боевых действий проживало около 12 000 человек) – это город, который находится на северо-востоке, практически в самом конце украинско-русского фронта на Донбассе. Его падение будет означать не только переход очередного населенного пункта под контроль России, но и формирование мощного плацдарма за демаркационной линией реки Северский Донец, зафиксированной Минском-2, и расширение прямых границ – собственно российской и оккупированной русскими территорией – внутри Украины, что дает возможность русским войскам получать подкрепления из России напрямую.

unbenannt

До сих пор город и прилегающие к нему села были в удобном положении, находясь к северу от линии фронта, проходящей по реке Северский Донец, которая, как природный барьер, остановила продвижение русских в августе 2014 года. По этой причине город имел все необходимые средства для защиты со стороны украинской армии и добровольческих батальонов. Это изменилось после подписания соглашения Минск-2.

Бесполезное доверие к русской стороне

Украинские лидеры – уже не первый раз – были достаточно недальновидны и наивны, чтобы отвести свои войска от реки, опираясь на необходимость соблюдения русскими Минских соглашений. Правда в том, что пересечение моста над рекой, которая определяется как общая граница, является наиболее вопиющим и очевидным нарушением договора, и что нужно быть готовым к тому, если ненадежный партнер – даже враг – будет готов нарушить соглашение самым откровенным образом, чтобы поднять ставки на будущих переговорах. Тем не менее, украинская сторона в очередной раз, кажется, забыла, о ком мы не устаем повторять – это русский экспансионистским режим под безжалостным руководством.

Не прошло и пяти недель после подписания договора Минск-2, как русское оккупационное командование в Москве решило проигнорировать договоренность о демаркационной линии и пересечь реку Северский Донец, чтобы не только контролировать стратегически важный плацдарм, но и подготовить трамплин для (наверняка уже запланированного) нападения на город и расширения своего присутствия на севере Луганской области в ближайшие месяцы.

Теряя первый плацдарм

Сообразно логике (при соблюдении территориальных устремлений Украины «лишь бы не Киев»), русские войска пересекли неохраняемый железнодорожный мост к западу от Станицы Луганской 16 марта, создав хорошо укрепленный плацдарм на восточном берегу реки, приблизительно в 1100 метрах от городской черты. Украинские войска наблюдали за пересечением реки, но – «в соответствии с Минскими соглашениями» — им не было позволено атаковать русский корпус и повторно установить согласованную в Минске демаркационную линию. Вместо этого, их представители «пошли к боевикам и попросили их вернуться на свою сторону реки», что можно списать на наивность переговорщиков. Хотя о попытках переговоров и угрозах вернуть этот район силой первым заговорил губернатор Луганской области, эти детали его заявления позже были исключены из официального пресс-релиза, — скорее всего, руководство в Киеве приказало молчать и никак не реагировать на события.

railway-bridge

Не было не только военного ответа, не последовала даже официальная жалоба на подписантов Минска-2 в ОБСЕ, и вновь образованную линию соприкосновения по не соответствующей договоренностям стороне реки не заметили – или сделали вид, что не заметили – ни украинские политики, ни СМИ.

Теряя второй плацдарм

Три дня спустя, 19 марта, появились новости о сражении на другом мосту, к югу от Станицы Луганской – по этому поводу было выпущено официальное заявление о том, что мост «полностью разрушен» в результате сильного взрыва, при этом указывалось, что взрыв был спровоцирован с целью предотвращения событий 16 марта (описанных выше).

Однако на следующий день, 20 марта, съемочная группа российского ТВ зафиксировала, что не только украинские войска покинули свою сторону реки, вообще нет никаких следов обороны моста, нет вообще никаких технических препятствий для пропуска на свою территорию передового вражеского отряда.

bridge-cut

Окончательные выводы о ситуации можно было сделать 22 марта, когда украинский «5 канал» направил свою камеру в этот район, чтобы доказать невероятность произошедшего. Украинская армия полностью отошла из-под моста к югу от города, а «луганская народная республика» / русские войска установили еще один плацдарм на северном берегу реки. В настоящее время ими контролируются два из четырех мостов, соединяющих оккупированную территорию Луганской области с еще свободной от оккупации.

2nd-bridgehead

Из геопривязки кадров украинского ТВ, показавшего плохо оснащенную и малочисленную группу украинских военных, следует, что они находятся в 1100 метрах от недавно созданного русскими плацдарма.

Стратегические последствия

Стратегическая ситуация в области имеет мрачные перспективы. В настоящее время есть два русских плацдарма на северно-восточном (с украинской стороны) берегу реки, которая спасала украинских бойцов более чем семь месяцев. По непонятным причинам украинское военно-политическое руководство решило отказаться от своего стратегического продвижения на фронте, позволяя армии вторжения строить трамплины для взятия Станицы Луганской и, таким образом, подобраться вплотную к Счастью, а также к Новоайдару немного дальше на север.

ФОТО_2-bridgeheads

В то время как южная предмостная позиция может использоваться пехотой (по крайней мере, до тех пор, пока не будет восстановлен автомобильный мост), расположенный западнее железнодорожный мост может быть использован для переправки тяжелых вооружений, таких как танки, через реку. Кроме этих очевидных преимуществ, украинская сторона на переговорах также торговалась за возможность самой контролировать реку, осуществлять проверку на понтонных мостах, которые будут установлены русскими военными саперами. Сами потери и не военные, а мирные попытки вернуть обе утраченные позиции можно назвать абсолютно безответственными как с военной, так и политической точки зрения. Помимо причин резкого изменения исходной ситуации на местах военного противостояния, остается загадкой, намеренно ли украинское политическое и военное руководство склоняется к самоубийству, активно пытаясь отдать еще больше своей территории под контроль России или полностью некомпетентно, допуская (снова и снова) одни и те же тактические ошибки, которые ухудшают его положение.

ОБСЕ «за работой»

Последнее по времени, но не по важности – это показанные 22 марта «5 каналом» кадры, показывающие бесперспективность действующей миссии ОБСЕ на востоке Украины. Телевизионная группа приблизилась к недавно созданному русскими («ЛНР») контрольно-пропускному пункту, который находился, очевидно, не на той стороне, которая предусмотрена Минском-2, вместе с джипом наблюдателей от ОБСЕ. Когда наблюдатели миссии ОБСЕ увидели, что случилось с их автомобилем (с расстояния почти 500 метров), они решили развернуться, не получив более подробной информации, не попросив русских военных придерживаться режима прекращения огня и демаркационной линии согласно Минска-2 и вернуться на свою сторону реки.

osce

В конце концов, никто, кажется, не выразил недовольства самыми последними русскими достижениями на реке Северский Донец и, таким образом, нарушением демаркационной линии, зафиксированной Минском-2. Ни русская сторона, ни украинская сторона, ни нейтральные наблюдатели. Все это может закончиться катастрофой.

Опубликовано: Conflict Reporter

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!