Путинская Россия: проблема утилизации

Настоящий текст принадлежит к типу материалов, в которых излагаются не верифицированные утверждения и убеждения автора, а всего лишь предположения.

Немногим более года назад я написал статью «Морок колдуна, или Почему Путин круче Гитлера», о том, как Путин морочит голову своему народу и всему миру всякими мегалоамбициями, и каким пшиком это должно закончиться.

Сейчас – необходимое продолжение, о социологии периода распада.

Совершенно ясна последняя стратегия Путина – сплотить словами, гипнозом свою армию, свой дрогнувший легион: заполошных бабок, испуганных гаражных мужичков, ментовское и подментовское сословие. К этому сословию я отношу весь паразитарный, трусливо-агрессивный класс, прикормленный нефтяными нулевыми, выгодоприобретателей режима, являющихся одновременно его заложниками.

От Сечина и Прохорова до лавочников в боскочиледжи, дуболомов-омоновцев, провинциальных чиновников-единороссов, этаких верных барбосов и овчарок, и школьных теток-христоподавцев, профессиональных фальсификаторов в избирательных комиссиях.

Вся оборонная, суетливая риторика Путина и его, враз сдавшей и осевшей команды стариков-разбойников, так простодушно выдает страх и бессилие: Америка хочет убить, бандеровцы – сжечь, пятая колонна – изнасиловать, мировое еврейство –отнять.

И главный прием — сплотить народные массы вокруг себя страхом.

Только удастся ли закрыться ватными телами? И надолго ли? Кобзон, что-ли, защитит? Олигофрен Шойгу?

Все эти напуганные и деморализованные телезрители в квартирках и избушках?

Ведь из них состоит легион Путина, а вовсе не из виртуальных яростных орков и берсерков, как выяснилось. Берсерки оказались кучкой лузеров-алкашей, завершающих самоутилизацию на Донбассе. Со всей великой Евразии набралось несколько тысяч.

Ну, несколько сотен неистовых путинистов еще вселяют шок и трепет в обывателей в интернете, из них треть – боты, треть – экзальтированные тетеньки, готовые влюбиться хоть в похоронный портрет на табуретке, и треть – отставные преподаватели научного коммунизма, плюс всякого рода эзотерики-андрогины, вроде Ольшанского с Дугиным.

Деморализованная разворованная армия?

Пара десятков находящихся от ужаса в турбозапое кремлевских журналистов?

Красные хипстеры, из которых очередной скачок доллара скоро вышибет маффины и смузи, то есть, всю душу?

Так быстро все происходит, быстрее, чем я предполагал, от напыщенной бравады Крымнаш – до зашкваривания в Брисбене, бормотания про священный Херсонес и брежневские самоуговоры про неуклонный рост и сплоченность.

Ах, как жаль, что в Украине все еще бардак. Украинцы могли бы сформировать временную администрацию для России. По братски. Вытащить ее из преисподней. Когда все дрогнет и посыплется. Но Украине бы со своим администрированием справиться. А больше никому и тем более не надо. Увы. Русские еще и не понимают, насколько они на самом деле никому в мире не нужны.

Русская вата уже в тихой панике. Совсем немного, и Ходорковскому с Навальным придется уговаривать русский народ еще хоть немного побыть гордым имперцем, чтобы поддержать их социологические представления и представления о будущем.

Украинцам, кстати, в любом случае полезно знать: так же точно, как не следовало ожидать, что русские взбунтуются против дурака-маньяка, когда пойдут с войны трупы их детей, так же точно не будет голодных бунтов в России, даже если будет голод и холод.

Не будет протестов, если начнется демонстративный террор в отношении несогласных.

Вообще ничего не будет. Из этого следует исходить.

С другой стороны, Россия и не защитит Путина. Ни душка, ни идеи нет.

Крымнаш – это провал попытки фашизации страны и планов глобальной экспансии. Сейчас я с огромным удовольствием наблюдаю этот провал. Желание было, а сил нет.

Но.

Путинская Россия будет терпеть до конца, будет закапываться все глубже и глубже в мерзлую землю. Это будет не противостояние, не борьба с внешним миром, и не бунт, а унылое выживание в ситуации параноидальной обороны от самих себя, которую пугливые странные люди материализовали сами, вынули из подсознания, из своих страхов.

Консервирование. Конвульсией страха.

У России будут еще взрывы паники, отчаяния, злобы и даже раскаяния, демонстративного суицида. Будет бегство политических и финансовых элит. Но народной революции – не будет. Будет огромная токсичность разложения.

Логично исходить в планах, расчетах и распределении ресурсов, чтобы выжить и прорваться в будущее – из этого. Да это многие и украинцы, и свободные головой русские уже понимают.

При этом я, признаюсь, меняю свои оценки средне-срочных рисков на более оптимистичные. Хотя всегда считаю более грамотным переоценить риски.

Так вот. Стало ясно, что Путин не готов или не имеет возможности спровоцировать ядерный конфликт. Надеюсь, это так.

Далее. Мне представлялось, что у Путина и путинской России есть все же один ресурс и шанс, кроме самозапугивания, чтобы продлить агонию, законсервироваться, хоть на что-то опереться, и это не цены на нефть, не чудесное сверхоружие и не поддержка Туркменистана, подземного Китежа и других сверхдержав – это локальный провал Украины, если он произойдет. Теперь, кажется, и это ему не поможет.

Наконец, год назад, когда Янукович начал беситься, и пошли первые жертвы на Майдане, я был уверен, что это мини-модель того, что будет происходить в России, когда режим пошатнется, и вся полицейщина будет брошена в панике на людей.

Только в России все будет в тысячу раз кровавее, потому что репрессивный ресурс и отмороженность в тысячу раз сильнее. Причем в России даже не потребуется повод, Майдан – один лишь страх сорвет Путина и ментов с цепи.

Теперь я не уверен, что этот ресурс – есть. Формально, армия ментов и разного рода титушек в России огромная, на деле же –деморализованность, паника и разочарование в боссе, в Путине. Обида за уничтоженное благополучие нулевых нарастают так быстро, что в случае окончательной дестабилизации эта орда может слить его, как когда-то слила нелепых коммунистических геронтов, и частично раствориться в маргинальной толпе, частично мутировать в банды, как на Донбассе.

Еще раз подчеркну – нельзя недооценивать эти риски, но сейчас максимальным риском мне представляется не кровавый террор и большая война, а… Здесь я просто скопирую финал из первой статьи о мороке колдуна:

Этот морок, как он это делает? Этот морок спадет разом, но он прикрывает как пеленой гигантскую цивилизационную проблему, распад огромного суперэтноса на огромной постсоветской территории. Когда это окончательно умрет, такую огромную тушу мертвечины миру не переварить. Ни Западу. Ни Востоку. Будут рвать, глотать, но трупный яд огромной цивилизации... это очень токсично.

Сегодня морок колдуна, наконец, спал, по крайней мере, для внешнего мира, сегодня на месте зловещего мегаломаньяка мир видит маленького испуганного проходимца, хуйло, и понимает, что не он – главная проблема.

Но главная проблема, проблема неконтролируемого разложения и отсутствия сценариев утилизации, только разворачивается. По опыту ситуации с Украиной мы уже знаем, что энтропийный процесс продолжительное время будет развиваться стихийно и по инерции.

уроды

 

 

 

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!