Путин всех перестрелял

27 февраля 2015 года Путин второй раз родился.

Утром он подписал указ о праздновании дня сил специальных операций – как раз в годовщину захвата органов крымской автономии русским спецназом, совпавшую с годовщиной сталинской депортации крымско-татарского народа.

А вечером – вишенкой на торте, по случаю нового праздника – он получил голову Бориса Немцова, популярного политика из не пользующейся популярностью оппозиции.

Родился же Путин, по разным данным, в период с 4 по 16 сентября 1999 года: историки спорят, то ли в Буйнакске, то ли в Москве – может, на улице Гурьянова, а возможно, на Каширском шоссе, точно неизвестно, — то ли в Волгодонске.

22 сентября в Рязани случился выкидыш – жильцы многоэтажного дома, в подвале которого случайно были обнаружены мешки с гексогеном, уцелели по причине служебной халатности, допущенной силами специальных операций.

Очень технологично выглядит убийство Немцова – в центре Москвы, в двух шагах от Кремля, из белого автомобиля с ингушскими номерами стреляют в спину человеку, который 10 февраля сказал в интервью о Путине: «он меня может убить в ближайшее время из-за моих выступлений – как в реальной жизни, так и в социальных сетях».

По схожей технологии совершалось другое убийство: «Я же говорю, вывезите его, выбросьте. Отдайте чеченцам», говорил президент Украины Леонид Кучма министру внутренних дел Юрию Кравченко, имея в виду журналиста Георгия Гонгадзе.

Но и убийство беззаботно спящих граждан в Буйнакске, Москве и Волгодонске – оно ведь не менее технологичное, и намного эффектнее.

Чтобы взойти на вершины власти, Путину нужно было убить не одну сотню людей и приписать их смерти другим – отдайте чеченцам.

Чтобы отлучить Путина от власти, который убивает уже тысячами и уже в другой стране, мало расстрелять одного человека. Но можно попробовать. Без особого риска. И приписать эту смерть ему, Путину. Или ингушам.

Ведь какая версия всплывает первой: Путин убил. Путин заказал. Путин приказал.

«Застрелили Немцова. Все это выглядит как сакральная жертва рядом с Кремлем перед маршем оппозиции. Как Боинг для очередного наезда на ВП», подумал Олег Газманов.

«Мои мысли – мои сыкуны», думаем мы, читая такое.

Действительно, все сходится. Но и другие слова есть, другие улики имеются.

«Кто нас обидит, тот три дня не проживет», говорил Путин. Никто и не возражал, собственно, среди граждан России. Напротив, аплодировали.

«Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России», заявил совсем недавно заместитель главы администрации президента РФ Вячеслав Володин.

Пройдемся по синонимическому ряду. Есть Путин – есть Немцов, нет Путина – нет Немцова, нет Немцова – есть Путин. И так далее.

Кто нажимал курок – не имеет значения. Что пули, выпущенные в Немцова, рикошетом ударят по Путину – это важно.

Враль и убийца во главе страны – кто же тебе поверит.

«Путин отметил, что это жестокое убийство имеет все признаки заказного и носит исключительно провокационный характер»,- было первой реакцией его пресс-секретаря.

Немного придя в себя, Песков успокоил общественность, сказав: «Если мы сопоставим уровень популярности, рейтинги Путина, правительства в целом и так далее, то в целом Борис Немцов был чуть более чем среднестатистический гражданин».

И добавил: «…очевидно, что он был в достаточно тесных контактах с разными людьми в Киеве, он туда часто ездил, это не секрет».

Ну, вы поняли, чьи визитки были разбросаны по всей Красной площади.

Сначала Путин равноудалил олигархов, чтобы потом равноприблизить к себе убийц. Вместе с этим он удалил мораль, честь и совесть, заменив их мракобесием, ложью и вседозволенностью.

Новых русских на улицах Москвы сменила Новороссия.

Путин не приказывал убивать Немцова. Он разрешил убивать. Всех среднестатистических граждан.

Peter Lorre M

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!