Потуги недели: 28 марта–3 апреля

Петр Порошенко, когда начинал игру, в которой все его ставки «за» уравновешивали ставки «против», и надеялся на ситуативный перевес, ожидал чего угодно, но не возникновения новых игровых комбинаций, не блещущих разнообразием – в новом раскладе все фишки против него.

А всего-то хотелось ему убрать с дороги Арсения Яценюка – «против». И поставить на его место Владимира Гройсмана – «за». Но если до того как Порошенко затеял этот столь важный для него проект – другие слова не идут на ум, он притягивал к себе власть и сопутствующие ресурсы как магнит, то в настоящее время он размагничивается со скоростью, с которой исчезает изображение на фотобумаге, попавшей на свет в момент печати.

Через два неполных месяца будет ровно два года, как украинцы поставили Порошенко на вершину пирамиды власти. У него были шансы войти в историю великим президентом – сделать за пять лет первого срока все необходимое, чтобы в 2019 году легко победить, как и в 2014-м, в первом туре.

Но исключительно благодаря личному упорству и трудолюбию на пути к абсолютной и неподотчетной власти он превратил свое правление в финансовую пирамиду, в которой действует правило – кто раньше вышел, тот и в выигрыше.

Одним из инструментов по закреплению власти для президента Порошенко стал институт Генеральной прокуратуры. В этом он не одинок, по правде говоря. Но в отличие от предшественников у него были и другие варианты, чтобы закрепиться на занятых высотах – окно возможностей, распахнувшееся перед Украиной в результате трагических событий зимы-весны 2014 годы, открывало небывалые перспективы. Но масштаб задач, стоящих перед страной и ее президентом, для последнего оказался несоразмерен его способностям и несоответствен принципам. Поэтому он взял, что на виду – генерального прокурора. И сначала Виталий Ярема помогал ему проводить нужные законы через парламент и следить, чтобы бывшие политические и деловые партнеры Порошенко не попали в большую беду, а потом эстафета перешла к Виктору Шокину.

Но Шокин, кроме того, оказался еще выгоден потому, что на него можно было попытаться выменять целое правительство. 16 февраля Порошенко так и сказал: вы мне голову Яценюка, я вам – Шокина. О том, что будет взамен – или кто, но, в сущности, все-таки, что – он предусмотрительно замалчивал и ни разу не произнес вслух слово: Гройсман. Наталья Яресько – да, говорил. Технократы – да, рассказывал. Но когда уже вошло в оборот в ходе переговоров по созданию новой коалиции имя спикера парламента, тогда из рукава Порошенко снова достал засаленного козыря – Шокина.

Это было как подсказка: тепло.

Но тут запахло жареным. И стало совсем горячо.

Информационные поводы, под конец недели обрушившие остатки доверия к Порошенко, можно было бы назвать противоречивыми и не заслуживающими того цунами критики, под которым оказалась личность президента, будь у него чистая кредитная история.

Но его попытка поместить редакционную статью в The New York Times, в которой изображается неприглядная картина Украины времен Порошенко, в контекст кремлевской пропаганды – а выглядит все именно так, хотя замысел явно был другим, показала в очередной раз, насколько плохо он ориентируется в ситуации, созданной им самим. Это происходит от неумения просчитывать собственные шаги, это демонстрирует полное отсутствие стратегического мышления. И по мелочи: сказывается отсутствие постоянного контакта со СМИ – пародии на телевизионные интервью, которыми славится Порошенко, в учет брать не стоит.

«На сегодняшний день против Украины проводится гибридная война. В том числе и через механизмы распространения информации, которая дискредитирует украинское государство», — сказал он. Все верно. Это так и есть. Но произносить такие слова в качестве комментария к нелицеприятной колонке в ведущем мировом СМИ – это как попытка застрелиться из стартового пистолета.

А что касается ставшей достоянием гласности информации об открытии Петром Порошенко офшорной компании, которой поручается заниматься продажей его бизнеса, то здесь мы выходим за рамки анализа событий истекшей недели. Потому что, как нам представляется, эта история повлияет уже в ближайшие дни на ход переговоров по созданию новой коалиции, которой предназначено завершить шестимесячную кампанию по формированию полностью подчиненного президенту Кабинета министров.

Существовало предположение, что, следуя своему обычаю, Порошенко, выбирая между защитой и нападением, предпочтет вообще никак не реагировать на информацию, которая претендует на то, что пришло время совсем другой игры, с максимально высокими ставками.

Но другие медлить с реакцией не будут. Это стало ясно с самого начала. И что важно – игру затевать будет уже не он. Из субъекта игры Порошенко превращается в объекта. И он, против своих правил, сделал экстренное заявление. Поможет ли его признание сбить волну – большой вопрос.

Все больше становится выгодоприобретателей его политического фиаско. Все меньше надежды остается на то, что даже прижатый к стенке, Порошенко перестанет пробивать дно. Все больше уверенности в том, что в последнюю очередь он будет думать о том, как договориться с теми, благодаря кому он вознесся так высоко. Потому что народ требует не решительных и неотложных компромиссов, а резких действий, очевидных и однозначных. И меньше всего толпу интересует объем полномочий человека, который обещал хлеба и зрелищ только затем, чтобы снова обещать хлеба и зрелищ.

Продолжение следует.

madlove2

 

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!