Площадь Октябрьской революции

Это все какой-то малоприятный стрём – вместо того, чтобы сидеть на осеннем солнышке, читать не спеша хорошую книгу, и, попивая виски, почесывать пока еще босой ногой огромную белую собаку – садишься писать воспоминания. Хотя больше всего хочется вычеркнуть из памяти мрак предыдущего времени. Но когда начинаешь гнать его прочь, в голову лезут и лезут, словно приклеенные герметиком, другие события прошлого, и ты понимаешь, что в итоге сотрешь себя.

Сегодня судят Мосийчука. Не знаком лично. Но подавляющее большинство его коллег по Раде, безусловно, имеют все преимущества заслуженно оказаться на его месте. Закрыли еще десяток. Разыскивают сотни.

Судят, в общем-то, людей, далеких от совершенства. Но когда обосравшаяся от страха власть взывала именно к ним о помощи, именно эти малоприятные с точки зрения гламура персоны ее спасли.

Приятные люди – они ж убивать не могут, враги – для приятных и воспитанных – не враги: «они тоже люди, у них дети».

Можно было бы пожать плечами, если бы не одна дата. Типа совпадение. «Революция на граните». Четверть века. Понятно, что власти чувства вкуса и такта не занимать, но, блядь, судить мятежников в годовщину официально почитаемого бунта? Да вы охуели! Вопрос риторический, потому что ответ – утвердительный.

Я очевидец и участник тех событий на площади Октябьской революции — так тогда назывался Майдан Незалежности. И я утверждаю, что история новейших украинских политических наёбок и коллаборационизма берет свое начало именно оттуда.

Потому что первичное требование «Геть Масола й Кравчука!» хитрый Леонид Макарович ловко сократил, предоставив возможность молодежи поиграться в публичную политику и демократию. С тех пор власть с помощью бунта и восстания периодически убирает своих зажравшихся конкурентов, производя «реформы» в пользу себя любимых, не забывая о спонсорах. А наиболее борзым дают поиграть. Когда они борзеют сверх меры, их сливают. И так по кругу.

Большинство лидеров с той площади разошлись в разные стороны. Одни стали идейными левыми, другие крайними правыми, третьи потрепыхались еще десяток лет (мы еще пересекались на «Украина без Кучмы») и просто занялись бизнесом. Меняли географические локации и сексуальные ориентации и те, кто тогда с белой лентой на лбу честно голодал, и их увозила «скорая», и те, кто «исполнял номер».

Площадь Октябрьской революции – вот архетип Майдана. Потому что основой того движняка был поиск компромисса, диалога; все были впечатлены польским примером «Солидарности» (не путать с подделкой), забыв о том, что поляки свой диалог с властью, свой «круглый стол» окропили кровью сотен жертв в прежние годы уже в борьбе с собственным режимом, не с Советами.

Мы и тогда и сейчас начинали с того, чтобы «нас услышали», и когда власть демонстрирует, что слышит, большинство начинает пускать слюни от умиления. Словно им в детстве не читали про волка и Красную Шапочку. «Бабушка, почему у тебя такие большие уши?». (Чтобы лучше слышать, куда вы лохи, собрались сговариваться против меня, хули не ясно?).

Это отвратительно – ощущать себя в вонючей ауре УССР с ее презрением к памяти, истории, правам и свободам. Но наше стремление к компромиссу и диалогу, спонсируемое местными и зарубежными «макаровичами» — тому виной.

Посмотрите в завтрашний день. Следующей песней будет то, что с подонками из ДНР-ЛНР будет то же самое, что с убийцами Майдана. Развернется широкая либеральная дискуссия о необходимости широчайшей амнистии (они тоже люди, у них дети), в этом случае будет очень строго соблюдаться процедура – ну нельзя же человека называть виновным без суда? А суду нужны материалы следствия, а где их взять, война, ну, не война, а все равно – нету. Самые отпетые и широко известные вовремя сбегут. Ватный бизнес обнимется с киевским. А вы, лохи, идите, пойте и танцуйте, не мешайте серьезным людям.

Вы что, посадите этих и оправдаете тех? У народа есть чувство прекрасного. На время приведения приговоров в исполнение он вернет площади имя Октябрьской революции.

181

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!