Патриотизм как крыша: роль русофобии домашней выделки

С 2014 года наблюдается подъем волны патриотизма в России. Государственные СМИ и другие институты бомбят зрителей рассказами о величии России, делая упор на военных победах исторической важности. Всякий раз, когда возникает спорная ситуация с участием России и другой страны, телевизионные комментаторы спешат прочитать урок однобокой истории, в котором перечисляются все злодеяния конкретного государства на протяжении веков, как это происходит с Турцией в последнее время. Из этого некоторые наблюдатели приходят к выводу, что патриотизм является секретом власти Путина; столкнувшись с признаками экономической катастрофы, напуганный протестами в Москве, а затем в Киеве, Путин прибегнул к популизму, чтобы укрепить свой режим. Судя по его рейтингу, президент находится на вершине популярности, вознесенный на самый пик волной патриотизма.

Хотя есть одна проблема. Большая часть риторики, которую мы слышим в России сегодня, не нова. Теории заговора о цветных революциях и враждебном окружения НАТО насчитывают уже немало лет, так же как и миф о «загнивающем» Западе. Кроме того, если бы вы завели разговор об этом несколько лет назад с кем-нибудь из русских, большинство из них приняло бы вас за сумасшедшего. У очень многих людей дела шли отлично. Но в тех случаях, когда следовало признать, что система оставляет желать лучшего, люди просто закрывали глаза на происходящее, успокаивая себя мыслями о том, что ответственность за убогие больницы и разбитые дороги лежит на НАТО, утверждая при этом, что они обязаны обретением материального благополучия доброжелательности и мудрому руководству Владимира Путин.

В основном люди были апатичными и выражали готовность рассуждать о чем угодно, кроме политики, но и до 2014 года встречалось довольно много таких, которые при встрече с вами, не колеблясь, сказали, что они в действительности думают о системе, в том числе о самом Путине. В любом случае, байки об агентах Запада и заговоре ЦРУ не смогли предотвратить вспышку массовых протестов в 2011-2012 годах.

Возможно, некоторые будут утверждать, что пропагандистская машина Кремля тогда работала иначе. До 2011-2012 годов интернет был в значительной степени местом сбора оппозиции и тех, кому не нравилась система. Однако поддельные блоги, дискуссии с участием платных троллей по самому безобидному поводу в социальных сетях, возможно, смогли убедить значительное количество российских граждан, что настроения в стране меняются. Другие, возможно, обратят внимание на участившиеся случаи подавления инакомыслия в онлайн и офлайн-СМИ, а также на различные формы преследования, что привело к увеличению числа людей, поддерживающих линию  Кремля, как раз к началу 2014 года.

Проблема в том, что ни один из этих пунктов не может объяснить феномен, который коснулся практически всех, с кем я сталкивался, начиная с 2014 года: вполне вменяемые люди, в разговоре со мной бессознательно повторяли почти дословно исходящие из Кремля инструкции, вступающие в противоречие с их собственным мнением, высказанным ранее.

Этот феномен трудно передать на словах, особенно донести его до понимания тех, кто не имеет опыта столкновения с жизнью в России, но давайте для краткости представим себе следующий сценарий. У вас есть друг, который постоянно и последовательно жаловался на что-то в течение многих лет. Это может быть что угодно – поп-группа, фильм, Обама, что угодно. Но в один прекрасный день, в отсутствии внешних изменений у объекта презрения, он вдруг делает разворот на 180 градусов. Отныне Джастин Бибер – музыкальный гений, и если вы не согласны с этим утверждением, значит, вы просто ненавидите музыку. «Звездные войны: Эпизод I – Скрытая угроза» является вершиной творчества Джорджа Лукаса, а Джа-Джа Бинкс – гораздо более глубокий и многогранный персонаж, чем Хан Соло. Обама является величайшим государственным деятелем в истории США, и так далее.

На мой взгляд, увеличение объема государственных пропагандистских мероприятий не в достаточной мере объясняет это явление. Это также не объясняет, почему многие русские, даже если они тихонько ворчат, возмущаясь системой, похоже, готовы принимать ее и терпеть систему, независимо от того, сколько зла и унижений она приносит им еженедельно. Я чувствую, что ответа стоит искать в другом месседже, который Кремль посылает на протяжении последних лет. Речь идет о намного более тонком инструменте, чем патриотизм и безмерная национальная гордость. Фактически, это русофобия отечественного производства.

Нам еще раз нужно вернуться во времена, предшествующие 2014 году. Одна вещь всегда поражала меня в с первых лет пребывания в этой стране – предсказуемость разговоров, которые я вел с людьми, независимо от того, на русском или английском языке говорили они. В те дни люди без конца жаловались на систему и страну в целом. Я же верил в русский народ и не верил концепции его врожденной неполноценности, и показывал свой оптимизм. «Да, плохи дела, — соглашался я. – Но вы должны постоять за себя. И тогда вы сможете переломить ситуацию. У России огромный потенциал, имея правильных людей во власти, вы сможете даже соперничать с США в некоторых областях». В ответ мои собеседники как заведенные повторяли: «Вы не понимаете. У нас, русских, такой менталитет. Мы ленивы, мы ничего не можем сделать толком. Мы всегда готовы украсть и обмануть». Понятно, что я сгущаю краски, но такой была общая тональность ответов, которые я слышал при разговоре. Люди, живущие в стране, которая пережила за одно столетие две самых глобальных революции, продолжают настаивать на том, что «ничего нельзя изменить».

Понятно, что если такая вера – вернее, безверие в собственные силы – широко распространена в обществе, она должна откуда-то взяться, независимо от того, соответствует ли она действительности. До настоящего момента я не могу утверждать, что обнаружил основной источник этой идеи, но я не уверен, что он какой-то обособленный. Я думаю, что мы имеем дело с некой суммой идей, которые прямо или косвенно распространяются через школьные учебники, научно-популярную литературу, индустрию развлечений и СМИ. Развлекательные медиа, наверное, можно назвать главным виновником. Коррупция и воровство уже давно стали объектами юмора в России. Это миф о врожденной бестолковости русского менталитета нашел подкрепление в виде мэма, который посредством СМИ стал неотъемлемой частью российского политического дискурса. Речь идет об утверждении, что русским противопоказана демократия. «Мы уже пытались сделать что-то в 1990-х годах, — говорят они. – И посмотрите, что получилось!».

Эта концепция, в частности, идея, что русские как большие дети, которым нельзя доверить институты власти, являющиеся нормой для многих других стран с различными культурами и с разным историческим опытом, имеет решающее значение для режима Путина. Я бы пошел дальше, она намного важнее, чем мифы о русском имперском величии и превосходстве русской цивилизации. Мало кто из рядовых сторонников режима на самом деле считает, что Россия имеет превосходство перед Западом. Больше того, они склонны верить, что в России никогда не будет, как на Западе, даже в хорошем смысле. При этом ни сам режим, ни его СМИ не делают вида, что коррупции и внутренних проблем не существует. Но они как бы шлют месседж: «Конечно, мы не совершенны. Может быть, мы даже очень плохие. Но, по крайней мере, мы обеспечиваем стабильность. Без нас воцарится хаос, и тогда придут американцы, чтобы поработить вас!». По сути, смысл сигнала не в том, что «Поддержите нас, потому что мы великие, и мы принесет вам еще больше величия», а в том, что «Вы жалкие, инфантильные, нецивилизованные, и бестолковые. Вам нужна  сильная рука, чтобы держать в узде».

Важно иметь в виду, что всякий раз, когда российские самопровозглашенные «патриоты» высказывают подобные идеи, они, по сути, называют собственный народ бессмысленным стадом. Мой друг, учитель английского языка, в 2014 году разработал очень хороший подход к тому, чтобы развеивать эту антирусскую идею в умах своих учеников. Стоило студенту выразить мысль, что русские никогда не будут иметь функционирующую демократию, и пользоваться теми же правами и свободами, что и граждане десятков демократических стран, он сразу же задавал вопрос, действительно ли американцы, канадцы, немцы и т.д. умнее русских. Конечно, нет, отвечал студент. И тогда мой друг задавал следующий вопрос, почему же другие национальности могут иметь демократические системы с конкурентными выборами, если они не умнее русских и не обладают какими-то дополнительными способностями.

Здесь некоторые западные читатели станут усиленно подвергать сомнению мысль о том, что западные страны не являются по-настоящему демократическими. И в качестве примера назовут США с двухпартийным динозавром. Даже если бы мы согласимся с тем, что выборы в Америке не играют существенной роли,  что весьма спорно, мы окажемся в еще более затруднительном положении, когда речь зайдет о России. То есть, если американские выборы не имеют никакого значения и голосование не имеет смысла, что в этом плохого – позволить русским делать такой бессмысленный выбор примерно раз в четыре года? Американские президенты приходят и уходят как по часам, а система продолжает пыхтеть, и довольно неплохо. То же самое можно сказать о Канаде, Франции, Японии, Германии, и т.д. Если система выборов, предложенная различными формами либеральной демократии, и в самом деле является бессмысленной и не способна повлиять на что-нибудь, почему она вдруг становится опасной в России?

Когда западные политики или общественные активисты критикуют российское правительство за нарушения в области прав человека или демократии, защитники Кремля часто находят в этом признак русофобии. Но где больше русофобии? Говорить, что правительство России не относится к своему народу с достоинством, которого он заслуживает, или настаивать, как так называемые патриоты, на том, что русские не достойны того, чтобы рассчитывать на определенный минимум в плане прав человека, что они обойдутся без минимального уровня свободы, который сами «патриоты» объявили бессмысленным и иллюзорным? Любому понятно, кто здесь настоящие русофобы.

Что можно назвать более ярким примером «русофобии», чем утверждение, что русские – это отсталые дикари, не способные соблюдать демократические нормы, не знающие плюрализма в политическом дискурсе, и не соблюдающие верховенства закона? Кто, как не русофоб, может утверждать, что все население страны должно подчиняться воле одного человека, потому что оно не в состоянии ни наладить собственную жизнь, ни поддерживать суверенитет государства без его покровительства; или что за 15 лет Россия не смогла предложить ни одного человека, способного служить ей в качестве главы государства?

В конце концов, если оппозиционные активисты и политики, как говорят, действительно готовятся к насильственному свержению власти по указке Соединенных Штатов, можно сделать логический вывод, что подавляющее большинство российских граждан будет просто сидя наблюдать за тем, как проводится демонтаж и расчленение России в угоду Западу. А полагать, что подавляющее большинство русских будет, сложа руки, смотреть, как московская хипстерская хунта Навального  продает в США ядерное оружие и энергетическую инфраструктуру, чтобы закупить больше «Биг Маков» — это ли не русофобия?

А каким русофобом надо быть, чтобы постоянно лгать своим гражданам, говорить с ними в снисходительном тоне, как с маленькими детьми? Даже русские, которые поддерживают режим, в разговорах признают, что их средства массовой информации лгут, но меня поражает даже не то, что они лгут, а то, как они это делают – беззастенчиво, не таясь, без малейших намеков на правду, не заботясь, что их выдумка может быть с легкостью развенчана. Люди, которые регулярно выносят на публику фотографии, которые прошли скверную обработку Photoshop, или кадры из архивных фильмов, как документ о реальных событиях – они не русофобы разве, что надо думать о своей аудитории, чтобы делать такое? Вы должны быть уверены, что ваша аудитория все проглотит и не затруднит себя проверкой вашей лжи – что это, если не русофобия?

Другой мой американский друг все свои бесконечные споры о «русской ментальности» с участием русских, придерживающихся провластных настроений, заключает одной и той же фразой: «Самое печальное в том, что у меня больше веры в ваших людей, чем у вас».

Наиболее эффективное оружие пропаганды Кремля – не русское величие. В конце концов, желание истинного величия может подстегнуть людей к требованиям изменить жизнь в стране к лучшему. Нет, главное оружие «патриотов» России – это русофобия. Ненависть к себе, неуверенность в себе, злорадство, страх, паранойя. Те, кто находится у власти, прекрасно понимают, что их позиции будут оставаться в безопасности, пока русские будут бояться, что они сами могут выжить, обходиться без этой отцовской опеки государства.

Автор: Джим Ковпак

Опубликовано: Russia!

мати

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!