Нашествие варваров

При всех поправках на существующую геополитическую реальность в сводках с Восточного фронта, в которых живописуются боевые подвиги «дыныры-лыныры»,  не покидает ощущение какой-то чудовищной нелепости происходящего.

Дело вовсе не в интеллигентских вздохах «обожежмой, как такое вообще могло произойти» и не в очевидной ряженности полчищ казаков, детскости их самодельных медалек,  бабайшества разных моторол.

Даже при всех поправках на неминуемый фильтр восприятия «мы-они» информация о полицейско-политических потугах общественного строительства внутри этих образований смешна и страшна одновременно.

Страшна потому, что часть этих людей – ожившие персонажи, реинкарнации платоновского «Чевенгура» и «Конармии» Бабеля, которые немало этим обстоятельством гордятся и всячески его культивируют, подчеркивая или изобретая сходство со славными комиссарско-большевистскими упырями. Они активно убивают всех вокруг и друг друга, считая, что таким образом созидают нечто новое.  Часть из них верят этому искренне, потому что для них признать обратное равносильно самоубийству. Впрочем, когда-нибудь это непременно случится, но не на этой стадии.

Смешна поступающая информация по той причине, что  политические  заимствования не просто очевидны, они безвкусны и пошлы, и вместо красивых, эпических батальных полотен у них получаются лебеди на клеенке.

А нелепость оттого, пожалуй, что в этих движениях есть некая системная подражательность, высшая закономерность развития низших существ. Эта подражательность самими персонажами осознаваться не может, как в силу малообразованости, так и по причине полного неприятия шаблонов в случае узнавания.

После теракта в Париже в мире наступило некое болезненное перевозбуждение и аналитический ажиотаж, как это было после теракта, совершенного в Норвегии летом 2011. Именно по этой причине о Брейвике сейчас говорить крайне неполиткорректно, потому что, с какой стороны ни вспомни, получается, что это обратная сторона той же медали, а все вместе складывается в довольно мрачное предсказание касательно будущей судьбы Европы.

Я смею предположить, что не только искреннее сочувствие к жертвам, но и подсознательный страх грядущей европейской катастрофы, панический, генетический  ужас перед возможным нашествием мусульман, появление некоего Саладина 2.0 вывели на улицы Европы великое множество людей.

Попросту говоря, это страх перед варварством. Что такое варварство? Варвар считает законы своей деревни универсальными и обязательными для всего мира. Если он видит перед собой нечто иное, он с варварским усердием берется это исправлять. Не щадя при этом жизни – ни своей, ни, тем более, чужой.

Мы, как люди тоже не очень вежественные, должны понимать, что для Франции, для Парижа возникшая перспектива – это  не пугающая неизвестность, а всего лишь «дежа вю» алжирской войны  1954—1962 гг. В которой, по алжирским данным, совокупно  погибло около миллиона человек. Алжир пришлось отдать, что в итоге внутренних проблем так и не решило – в 1991 году уже не в колониальной, но в гражданской войне в Алжире, по различным оценкам, жертвами конфликта стали от 44 до 200 тысяч человек.

В плане эмоциональных сравнений тех терористов с нашими напрашивается, конечно, сравнение с Талибаном как движением, вдохновляющим на террор множество мусульман. Но в случае с «дыныры-лыныры» сравнение хромает, потому что первые, да и последующие  талибы – это студенты, ученики духовных школ-медресе, то есть люди с определенным образованием и целостной системой взглядов, как бы к ней ни относиться. За этой системой мусульманского инакомыслия стоит многовековая традиция и долгая история богословских споров, подчас кровавых. И шариат придумали не талибы. Они его абсолютизировали.

Деятели наших террористических новообразований по определению ничего выдумать не могут, а только советское наследие освоить, Ленина там, или, не к ночи будь помянут, Сталина – тоже грамоте надо обучаться, красный шариат – это вам не хухры-мухры.  Поэтому до талибов им вовек не дорасти.

Вот Россия сегодняшняя – это да, по сути это самый что ни на есть настоящий Талибан. ВВХ как пророк, культурный изоляционизм, «киндер-кюхе…», пусть это не отсюда, но все равно очень похоже. О сугубой близости политической российской культуры к Востоку , даже не к Византии, а к Золотой Орде, написано предостаточно, и аббревиатура ИГ вполне годится и для нашего восточного  врага, только читать ее нужно – Изуверское Государство.

Потому что коллективный мистицизм, одна из психологических черт революционной мысли, выражается в идолопоклонстве, фанатизме и стремлении обращать политические принципы в религиозные догматы.

Всякая секта жаждет иметь своих последователей, развивая прозелитизм еще более примитивными методами, чем те, за счет которых создавалась сама.  Дешевле и побыстрее.

Поэтому в поисках более точных параллелей следует обратить внимание на Африку — там в Нигерии талибы затеяли свою кровавую движуху под названием «Боко харам».

"Боко харам" на пальцах разъясняет все недостатки и прегрешения западной цивилизации

«Боко харам» на пальцах разъясняет все недостатки и прегрешения западной цивилизации

«Боко харам» выступает против западного образования, западной культуры и науки. По мнению членов секты, любая общественная и политическая деятельность, связанная с западными ценностями, должна быть запрещена, в том числе: голосование на выборах, ношение рубашек и брюк, светское образование. Правительство Нигерии, с точки зрения «Боко харам», «испорчено» западными идеями.

Официальное название секты на арабском – длинное и красивое, а на языке местного племени хауса означсает: «западное образование является грехом». Куда уж проще и понятнее. Сама Нигерия при этом – крупнейшая страна в Африке с крупнейшей на континенте экономикой, круче ЮАР, со своей нефтью.

То есть, страна может быть и влиятельной, и успешной, а варвары в ней  все равно могут завестись, как лобковая вошь после нежелательных половых контактов.

То, что «дыныры-лыныры» завелось у нас в подбрюшье, на востоке – точно такой же результат несоблюдения политической гигиены в контактах с Россией.  Перепихон по-быстрому с русским ИГом посредством газовой трубы обещал вначале легкое  удовольствие, а обернулся вот такими, давно в цивилизованном мире изжитыми  явлениями. А именно:

варварством неучей,

игом – уже в прямом смысле

и лобковой вошью политического происхождения.

Это – кто виноват.

Что  делать – лечить, радикальными методами.

Но когда официальные лица предлагают  вести переговоры с лобковой вошью  — это означает, что они ставят себя на ее уровень, они сами того же происхождения.

 

 

 

 

 

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!