Можно ли называть падение Дебальцево неизбежным

9 января я предсказывал неминуемое наступление в районе украинского города Дебальцево, называя его «Операцией по ликвидации выступа». Этот последний, оставшийся под властью Украины оплот на востоке Донецкой области не только врезается в оккупированную территорию Донбасса, но также создается впечатление, что он один на один противостоит Москве и ее марионеточным режимам в восточной Украине (см. карту).

debaltseve1

Буквально пару дней спустя, «долгожданное» наступление началось после того, как подразделения русской армии заняли стратегически важные города Горловка, Стаханов и Алчевск, которые ранее контролировались полупрофессиональными русскими наемниками. С тех пор русские СМИ размышляют о скором падении города, и что ему, возможно, будет предшествовать котел, в котором могут оказаться тысячи украинских солдат (его еще часто называют Иловайск 2.0, имея в виду окружение русской группировкой войск города южнее Донецка, приведшее к гибели и плену около 1000 украинских военнослужащих).

Но насколько велика угроза на самом деле? И насколько неизбежно падение города в будущем?

Да, если посмотреть на пророссийскую карту и проследить за рассуждениями ее создателей (и СМИ). Там ситуация выглядит так: южная линия обороны проходит вдоль поселков Миус, Никишино и до Булавинского, захваченных русскими войсками, которые уже достигли окраины самого Дебальцево, а карман на западе почти закрыт со стороны Светлодарска, оставляя коридор шириной менее чем 2 км для снабжения Дебальцево, который закрывается в течение нескольких часов или дней (см. карту ниже).

russian-map

Нет, если вы посмотрите на официальную карту украинской армии и проследите за рассуждениями сложившейся военной ситуации с другой точки зрения. Несмотря на многочисленные боевые столкновения и артобстрелы,  в этом секторе с сентября (!) не произошло никаких территориальных изменений. Южная линия фронта простирается к северу от Кировского, на северо-востоке смыкается с Зоринском и на западе примыкает к Светлодарску и Mироновскому, оставляя коридор шириной почти 10 км до Артемовска и не показывая ничего похожего на котел (см. карту ниже). Сравнивая карту с украинской, которая используется в начале статьи (в начале января), может показаться, что расстояние между Светлодарском и территорией, оккупированной Россией, увеличилось почти в два раза с того момента, что привело к созданию более безопасной позиции.

ukr-map

После взгляда на оценки текущей ситуации с точки зрения противоборствующих сторон, становится очевидным, что в обоих случаях мы наблюдаем частичное преувеличение и, соответственно, отбеливание реальной ситуации.

Так как эта ситуация выглядит на самом деле и какие перспективы на ближайшие дни? Ответ найти сложно, поскольку отсутствуют спутниковые фотографии, позволяющие свериться с картами.  Однако другие факты помогут нам прояснить ситуацию. Последние месяцы, а особенно –  с января 2015 года, представители русских СМИ чаще стали выступать в качестве пропагандистского рупора наступления оккупационных войск, которые в основном состоят из подразделений регулярной русской армии. Как правило, все большие и малые победы, достигнутые русской армией, записываются для телевидения и показываются в новостях, как это было в случаях взятия контрольно-пропускного пункта №31 в Луганской области и поселке Верхнеторецкое Донецкой области. Так что есть прямая связь между появлением видеоматериала с передовой и военными достижениями: нет кадров – нет военного преимущества. Отсутствие в русских СМИ кадров штурма и взятия Никишино, например, приводит к выводу, что эти позиции до сих пор остаются под контролем украинской армии.

В то же время не вызывает вопросов действительное сосредоточение  войск вблизи украинских позиций вокруг Дебальцево, подтверждаются также несколько попыток танкового удара, в результате чего русские потеряли значительное количество Т-64, Т-72 и даже Т-80.

По разным сообщениям, командование русской армии накопило около 2000 военнослужащих к северу от Дебальцево (в основном, в Алчевске, Стаханове, Первомайске), и еще 2000 на юго-западе (в районе Горловки).

Эти войска располагают сотнями артиллерийских орудий, реактивных систем залпового огня и бронетехникой различных видов. Они беспрестанно ведут огонь из тяжелых орудий по позициям украинской армии, что приводит к человеческим потерям и наносит материальный ущерб.

Цифры обрывочны, но можно предположить, что оборона Дебальцево в день теряет от 10 до 20 украинских военнослужащих, получая убитыми или раненными от всех видов русских атак около 30% от суточной нормы военных потерь.

И выбывшие из строя военные, и поврежденная или уничтоженная техника должны быть заменены, но вызывает сомнение, способна ли украинская армия сделать это в течение недель или месяцев.

Следующая карта (моего собственного исполнения) показывает ситуацию близкой к действительности, с учетом недоверия, которое вызывают как украинская версия расстановки сил, так  и русская. Отмечены районы, находящиеся под контролем украинцев и русских, а также сверены направления атаки и обстрелы целей в течение последних 24 часов (текст опубликован 27 января – V&P).

debaltseve-map

Так куда все это приведет

Если украинская сторона испытывает проблемы в восполнении живой силы и техники, а в русскую сторону идет бесконечный поток новых вооружений, профессиональных солдат и наемников, то кажется, что не может быть никакого устойчивого реалистичного прогноза о возможности Украины удержать фронт. Вызывает сомнение еще и потому, если Россия уже начала уже начала использовать свои элитные части из 58-й армии Южного военного округа, активность которых получила подтверждение примерно в 20 км к северу от Дебальцево. Единственная заслуживающая упоминания танковая атака прошла 25 января, в которой участвовали русские танки,  базирующиеся в поселке городского типа Калинов Луганской области, и пытавшиеся прорвать фронт на северной линии обороны Украины в Санжаровке.

Если русские войска, наконец, решатся серьезно использовать свои главные силы, сосредоточенные в Луганске, то украинская армия не имеет возможностей сдерживать такое нападение в течение очень долгого времени. Угроза такого нападения начала проявляется все четче.

И в заключение: падение Дебальцево не кажется неизбежным, если вести речь о промежутке в несколько часов или дней. Слишком много украинских военных стоит в обороне, слишком велика площадь, которую не так просто окружить, как это произошло в Иловайске в конце августа прошлого года. А также, даже если карман закроется на западе и автотрасса M03 будет отрезана рядом со Светлодарском, есть высокая вероятность того, что Украина, наконец, решит пойти ва-банк и пойдет в наступление на территории, находящиеся под русской оккупацией, чтобы сберечь несколько тысяч солдат в Дебальцево и вокруг него. Это, однако, не меняет общего расклада на фронте и только задерживает осаду на несколько дней или недель.

В то же время, падение Дебальцево представляется неизбежным в среднесрочной перспективе, говоря о ближайших неделях и месяцах, если не произойдет радикального изменения в тактике украинской стороны или – что маловероятно – скоро вступит в действие реальный режим прекращения огня. Украинская стратегия «держать линию» не сработала в аэропорту Донецка, она не работает между Авдеевкой и Горловкой и она не работает между Фрунзе и Kрымском – во всех районах, которые русские войска взяли под свой контроль в течение только последних 10 дней. Мы наблюдаем на востоке Украине в течение последних 4 недель чисто оборонительные операции против врага, ведущего беспрерывный огонь и не жалеющего живой силы, результатом чего становятся новые территориальные потери, и все зависит от времени и неравноценном соотношении живой силы  и техники, которое требуется для достижения преимущества на отдельном участке фронта. Стратегия России вокруг Дебальцево ясна и всем открыта (см. карту ниже).

Если не давать сокрушительного ответа – наступательной операции, чтобы помешать этим планам и тем самым принуждая агрессора к конструктивным переговорам по соблюдению взаимно оговоренных разделительных линий, угроза падения Дебальцево становится реальной как никогда раньше. Не в течение нескольких дней или, возможно, недель, но почти наверняка в течение первой половины 2015 года.

Опубликовано: Conflict Reporter

 

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!