Моя Украина: Модель для сборки, vol.1

«Что тут рассказывать, просто все идет очень плохо, и мы не знаем, что делать. Хуже того, мы очень хорошо знаем, что должен делать каждый из нас, и не делаем этого».

(Хулио Кортасар, «62.Модель для сборки»)

«Любую проблему на свете можно решить, танцуя…» (Джеймс Браун)

Преамбула

Итак, в целом я я заканчиваю этап публицистики. Жаль, было интересно, и, надеюсь, полезно, но рефлексии и масштабирование деталей происходящего цивилизационного разлома, в приципе, уже не нужны, мы просто из раза в раз заходим на очередной круг анализа и уточнений, и находим в этом уже самостоятельное томительное удовольствие. Тогда как все ясно, и нужно уже профессионально конструировать будущее. Если честно, нам просто пора преодолеть лень и болезненный интерес к отжившему.

Этот материал – об основных подходах к созданию большого комплексного проекта модернизации Украины, и шире, о модернизации международного социально-экономического устройства после завершения тренда постсоветской энтропии и эпохи глобальной нестабильности. Хотя сейчас, увы, мы находимся только в самом начале этой лестницы вниз.

Звучит пафосно, но на деле все достаточно предметно.

Материал предназначен, в основном, для моих партнеров по проектированию, уже имеющихся, и потенциальных. Сейчас мы потратим время на установочные тезисы, чтобы потом, когда нам придется кооперироваться в проекте и подпроектах, сэкономить время на прояснение подходов.

Кто эти партнеры. В Украине сформировалось несколько команд, ориентированных на разработку РЕАЛЬНОГО модернизационного проекта. Это группы политиков, журналистов, разного рода социально-активных интеллектуалов, гражданских активистов и волонтеров, айтишников. А также профессиональных методологов и игротехников. Пожалуй, сегодня я контактирую со всеми из них, или так или иначе наблюдаю за их деятельностью и продуктом. За год после Майдана возникла новая мода на интенсивное комплексное проектирование, я тоже приложил к этому руку, раскачивая тему. Я очень благодарен этим людям и командам, за идеи, помощь и драйв.

Моя задача на данном этапе – содействовать кристаллизации большой команды будущих «нетократов» для практической реализации ОЧЕНЬ большого проекта.

Впрочем, этот текст, я сделал в значительной степени для себя, как практическое пособие, схему для последующих действий на несколько лет. Но некоторое количество человек, знаю, заинтересованно дочитают его. Они-то мне и нужны.

Поскольку материал размещается в публичной сети, он имеет признаки беллетристики, но в целом избыточен для широкого читателя, предупреждаю.

Почему я использую фейсбук? А не специализированный ресурс?
Во- первых, из-за упрямства. Я считаю, что можно переломить любой формат или приспособить его под свои задачи. Создать новые привычки общения.

Во-вторых, я действительно считаю, что массовые сети, как новая информационная технология, может быть приспособлена для интеллектуального и политического коворкинга, мобилизации аудитории, и использоваться не только для передачи и синхронизации эмоциональных состояний.

В третьих, здесь я улавливаю единомышленников, экспертов, партнеров и помощников, именно здесь, а не в ригидных профструктурах сейчас настоящие таланты и звезды будущего.

В четвертых, мне просто так удобно.

Так вот, год назад я приехал в Украину, в Донецк, затем в Киев, чтобы инициировать создание команды для масштабного, предметного проектирования или принять участие в работе таких команд, если они уже есть.

В целом, довольно скоро я увидел, что при наличии всех объективных предпосылок для такой работы, как логичного и необходимого продолжения Майдана, готовность к ней и понимание ее необходимости – в тот момент отсутствовали.

Формально, я мог сколотить тогда команду, но особых усилий предпринимать не стал, и повел себя осторожно, решив, что нужно экономить ресурс и готовиться к настоящей точке входа, если «пробой» оказался ложным, иначе можно «попасть» по-крупному.

Я буду иногда использовать трейдерскую, биржевую терминологию, потому что это во многом отражает мой подход и метод, и мои представления об игровой природе реальности. И, например, я «бык», мой стиль – упрямая игра на повышение, всегда, должен предупредить своих партнеров, потому что в этом стиле есть определенные риски: если я не угадал точку входа, зашел слишком поздно или слишком рано, или не угадал само направление тренда, я все равно буду упрямо и энергично продавливать ситуацию вверх, и вы можете «угореть» вместе со мною, если переломить тренд или перетянуть инициативу на себя объективно невозможно. Вот и сейчас, когда я вкладываюсь своими силами в проект, и вовлекаю людей и предметы, совсем не факт, что это актуально, перспективно, и вообще реализуемо.

Ну вот, я предупредил.

Одно из моих предположений было тогда, что я просто волей случая не пересекся с проектирующими командами, которые, объективно, должны были кристаллизоваться внутри политических и социально-активных групп.

Сегодня мы понимаем, что команд на самом деле не было, иначе мы уже имели бы для изучения и дальнейшего коворкинга, внедрения масштабный, предельно структурированный и детализированный проект интенсивной модернизации, за год можно проделать огромную работу. А его по-прежнему не набюдается. При этом я высоко оцениваю ту «линейную»схему реформ, которая намечена, и каких-то формах реализуется. Просто… просто у меня другой взгдяд на эти вещи… совсем другой.

Никакого драматизма, тем более трагедии в этом нет, хотя был момент, когда я переживал о катастрофической потере времени и ситуативных возможностей для внедрения. Но возможно только то, что возможно.

В тот момент большинство социально активных людей, на выходе из революционного торнадо сильно переоценивали драйв пост-Майдана, и сильно недооценивали социальную инерцию и энтропию, и это объяснимо. Многие политики и активисты, кроме того, искренне не понимали необходимости подробного, системного, РЕВОЛЮЦИОННОГО по уровню решений проекта, полагая, что все в целом ясно и пойдет само собой, или что имеющихся схем, инструментов и сценариев реформ вполне достаточно, и у системных политиков в Украине, и у международного сообщества.

Предполагали, что существует некое функциональное разделение – общество ломает невыносимую ситуацию, а «политики», бюрократы и системные эксперты доводят все до ума, конструируют, ведь им за что-то платят деньги. Не было еще знания, что бюрократия НИКОГДА не способна создать креативный продукт, и будет пользоваться инерционными, примерными методами, как правило, имитируя и их тоже. И маскируя собственную несостоятельность, а затем и возобновляющуюся корысть в условиях кризиса, перелома.
И не было простого, но «экзотического» тогда знания, что, оказывается, только гражданское общество и рекрутированные из него группы интеллектуальных волонтеров способны, и более того обязаны, создать новый профессиональный продукт. А не «пиджаки» и не «мешки».

Некоторые политики, активисты нового призыва отнеслись к ситуации формально, просто как к социальному и финансовому лифту. И соответственно рассуждали: зачем подробно работать над программой реформ, если все, что не обходимо – попасть в политическую, бюрократическую или финасовую «систему». А программы нужны как блаблабла, как обязательный, привычный реквизит политика, которые все равно никто не читает и не собирается применять, ведь голосуют всегда только «сердцем». А там видно будет.

(Да, я изучил все доступные мне программы и декларации украинских политических групп, и властных, и сопутствующих, и оппозиционных, и маргинальных, огромное спасибо моим помощникам в сети, дававшим ссылки и разъяснения, эта работа не пропадет, и потребуется еще помощь. Так вот, польза большая от этого есть, мы скомпилируем, конечно, все полезные идеи, конструкции, которые оттуда извлекли, и сделаем гигантскую матрицу идей, в ходе одной из игр, но в целом, можно уже дать экспертное заключение – целостного, детализированного и реализуемого проекта кардинальной модернизации – ни у кого нет).

Наконец, упрямая военная агрессия путинской России, надо признать, в какой-то момент буквально ошеломила, выбила Украину своим запредельным коварством и дочеловечностью из интеллектуального дискурса. А затем стала тянуть силы, энергию. Изматывать. Как можно о чем-то размышлять, планировать, строить, когда тебя убивают.

Возможно, еще ни одна нация не находилась под таким деморализующим психологическим давлением, когда смертельная угроза, исходящая с гигантских соседних территорий так очевидна, велика, неотвратима и давит постоянно. Начало Второй мировой войны было относительно «быстрым» и неожиданным, без медийного масштабирования и воздействия, технологий медийных не было необходимых для запугивания и растления, и многие не успели узнать о рисках и их осознать, и испытать фрустрацию, а эта мировая война начинается очень медленно, давяще. И ее «давящие» индикаторы – они повсюду в инфосфере.

Впрочем, и этот антиресурс, войну, мы должны будем обратить в ресурс, рычаг, повод и мотивацию, для скорейшей разработки и внедрения модернизационного проекта, я этот момент разверну в разделе, где будем говорить о содержательных блоках проекта.

Ну и вот. Прошел год. Сейчас я назову несколько установочных тезисов, как предполагаю подходить к организации проекта, какую форму проекта и работы я вижу, затем расскажу, как вижу содержательные блоки проекта, о некоторых свои идеях, решениях, чтобы запустить коллективное мышление. Это то, что не сильно изменилось в моей голове за год, но дополнилось идеями партнеров.

Затем обсудим то, что изменилось, не в голове, а обществе, какие возможности возникли, какие утрачены, и какие новые решения и пратические действия нужны сегодня.

Внимание. В ходе предстоящего каскада игр я буду не только одним из методологов и организаторов, но и игроком, развивающим один из подходов, достаточно агрессивный и интеллектуально-экстремистский. Это не самое желаемое, но неизбежное сейчас сочетание, я постараюсь не «слепливать» два плана мыследеятельности, обещаю – навык есть.
Поэтому не следует расматривать мои методологические и содержательные тезисы как категорические утверждения, догмы и, соответственно, безоговорочно соглашаться или упрямо спорить с ними, это пока одна из креативных, условных версий. Это – игра.

Итак:

УСТАНОВОЧНЫЕ ПОДХОДЫ И ПРИНЦИПЫ СБОРКИ

Первое.

Я полагаю, что реальная модернизация, спасение и развитие Украины как государства, социально- экономической системы, совокупности «потенциалов» — без кардинального, целостного, в достаточной степени мобилизационного и «быстрого»проекта – уже невозможны. Причем, это мы детализируем в отдельном пункте, речь идет о спасении не только Украины.

В принципе, страны, которым необходима модернизация, могут вползать в «новый мир» постепенно, применяя инерционные, адаптивные методы, традиционно предлагаемые международными организациями, в основном монетарные и бюрократические, с пробами и ошибками, откатами назад. Но уровень социально-экономического кризиса в Украине и сложность военно-политической ситуации вокруг Украины таковы, что временнОго ресурса и запаса социальной прочности на буксовки и толчки – нет.

И действия украинской власти, которой обществом простодушно делегирована разработка и реализация реформ, и их результаты, показывают, что «чуда» не будет.

А «дотационные» инъекции международных структур – только консервируют кризис, более того, усиливают его, ведь бОльшая часть денег, утекая в неустраненные коррупционные щели, разлагают страну, и оттягивают начало настоящей модернизации, маскируя на время системный кризис. Это как кормить сахаром больного диабетом.

Таким образом, действовать придется интенсивно и на этапе разработки и на этапе внедрения, уровень решений должен быть не инерционным, дискретным и традиционным, а креативным, революционным, системным.

Кроме того, придется настроиться, что это должен быть очень большой, в каком-то смысле громоздкий в работе и по форме проект, состоящий из целостной многоуровневой концепции, конкретных прикладных блоков, детализированных планов и инструментов внедрения, организационных моделей, проектов документов и тд. Делать очередную пафосную декларацию целей без внутренностей – бессмысленно.

Второе.

Только вокруг и по поводу большого модернизационного проекта возможна сегодня мобилизация, кристаллизация ответственных общественных сил в Украине, в том числе и политическая. Да, я считаю, что настоящих политических партий в Украине практически нет, в ортодоксальном смысле, как организаций, четко реализующих интересы своих адептов, содержательные интересы, а не просто эмоциональные желания отдать сердце тем, кто говорит хорошие слова. Но главное, что нет четкой программы действий и механизма ее реализации, а линейные методы – представительство в Раде, исполнительных органах и т.д. – не работают, как не работали и при предыдущем режиме. Сами методы и среда не те, они не изменились, проект их и должен изменить.

А проект вытянет активных ответственных людей из всех слоев и социально-политических групп общества и создаст настоящую партию ответственных, деятельных людей, которые расчитывают успеть построить реальное будущее и пожить при нем. Это тоже техника.

Это не значит, что партия будет деидеологизирована и предельно технократична. Это невозможно. Наоборот, именно при построениии проекта мы должны будем учесть все реальные политические тренды и желания, левых, правых, либералов, консерваторов, националистов, глобалистов и т.п. Но останется только реальное наполнение, без шелухи, которой обросло каждое движение и каждый политический термин. Мы это агрегируем, откатаем на моделях и создадим новую синтетическую идеологию и политическую платформу. Современную. Этап «самоопределения и целеполагания» будет сложным, конфликтным, но мы сделаем это на играх, мы начнем говорить честно, отсекать флуд, имитацию и паразитарность – техники есть.

Я предполагаю, что для тех молодых, кого мотивирует политическая карьера, ставка на проект выгоднее, чем короткая карьера в линейных ситуативных органах власти и всякого рода аппаратах. В первом случае можно стать политиком длинного цикла и уважаемым гражданином, во втором — сорвать короткий профит внутри цикла и опозориться навсегда.

Как мы будем конкурировать с другими политическими силами и «системой»? Мы будем конкурировать ПРОДУКТОМ, результатом. Да, я уверен, мы сделаем прикладной ПРОДУКТ. Конкуренция эмоциями возможна только до момента настоящего кризиса.

Третье.

Создание проекта такого объема и такого уровня структурированности и проработки возможно только с использованием методов интенсивной организации групповой мыследеятельности и методов системного агрегирования массивного контента.

Я просто не знаю другого эффективного метода, и решил вернуться к его использованию четверть века спустя.

Раньше это называлось проектирующие, или организационные игры, теперь потребуется другая терминология, поскольку появились новые информационные технологии, и традиционное оффлайн-проектирование мы интегрируем в сети.

Сначала это будет серия активных оффлайн-семинаров методологов и экспертов, для создания структуры, базы проекта, потом в коворкинг будут вовлечены облачные интернет-аудитории, сотни, тысячи социально-активных, ответственных интеллектуалов. В определенном смысле эта работа в сетях идет и сейчас, но она не структурирована пока вокруг дерева целей, и огромное количество полезного контента остается в маргинальной зоне, или теряется.

Хочу предупредить профессиональных методологов школы организационно-деятельностных игр (ОДИ), что не являюсь экспертом в методе Щедровицкого, и для своих целей использовал синтетические приемы проектирования, дающие результат, вне зависимости от того, какую религию исповедовал их автор. Это как система современного боя, или современный хоккей, грубовато, действенно, порой вульгаризованно. Таким образом и метод ГП используется мною исключительно в прикладных целях, и настолько, насколько я, простой парень с Алтая, с района вагоно-ремонтного завода, ее был способен постигнуть.

В 2012 году, я, в результате исследования технологий и форм потокового интернет-вещания разработал концепцию медийной игры, своеобразного проектирующего шоу, в которое могут быть вовлечены по-настоящему большие аудитории. Схема нравится тем медийщикам и методологам, с которыми я успел поделиться, я тоже думаю, что она заработает, и если все пойдет как надо, осенью 2015, после каскада предварительных игр, мы выйдем на Первую Медийную Игру. Материалы по технологии я буду выкладывать в сети, она развивается, и укрупняется техническими деталями

Четвертое.

На старте проектирования НЕ НАДО учитывать так называемое общественное мнение, степень готовности общества к переменам, его рутинные представления о формах будущего, и прочую социологию. Эта суетливая конвульсия – частая ошибка проектировщиков. Это сильно ограничит креативность, кроме того, это бессмысленно, поскольку, во-первых, арифметическое большинство в обществе никогда не хочет перемен, и инстинктивно консервирует любую ситуацию, даже самую энтропийную или токсичную, и в большинстве случаем мы учитываем рефлекс, инстинкт избегания, принимая его за сознательный выбор, во-вторых, методы социологии и уровень социологов таковы, что мы в любом случае не имеем адекватных сканов общества, его настроений и намерений, и в-третьих, это главное, общество в действительности предельно пластично и адаптивно в своем мнении, и никогда не имея собственного выверенного мнения, следует за трендом. то есть замеряя сегодняшнее общество, вы всегда замеряете его прошлое или виртуальное состояние. Как у электрона. Это как исходить в действиях из вчерашнего настроения и желания женщины. Женщина будет оскорблена и разочарована. Вчера вы предложили ей купить сапоги, вне сезона, и она была возмущена этой глупостью, сегодня, после глубинной работы подсознания, она спросит: так где сапоги? Таким образом, мы должны сами сформировать настроение, мнение и намерения общества своим проектом. Ответственность велика, да. Если сапоги не подойдут, то…

Значит ли это, что общество – безропотная жертва наших экспериментов, которая притом их оплачивает? Иногда да, иногда нет. В данном случае мы исходим, во-первых, из того, что главная форма нашего модернизационного проекта –инвестиционная, об этом подробнее будет к содержательном разделе, то есть, в отличие от общепринятого (почему-то) подхода к реформам как к череде секвестров, ограничений, лишений для населения, мучительных структурных перестановок «чего-то там наверху» без зарабатывания денег, а только с их простодушным растрачиванием, мы разрабатываем систему, обеспечивающую масштабные инвестиции, причем безусловно доходные, этот подход исключает даже короткий шоковый период, и если у нас не получится сделать такую бизнес-модель, мы просто не будем ее предлагать для внедрения. Это как предлагать убыточный даже в расчетах бизнес-план – это только у системных политиков принят такой простодушный цинизм, и они приучили к этому общество.

Во-вторых, мы активнейшим образом привлечем к проектированию и самоопределению общество, но только ОТВЕТСТВЕННУЮ и активную его часть, а не балласт. Да, я предлагаю – судьбу балласта должны определять мы, а не как обычно, наоборот.

В разработке проекта должны быть максимально использованы методы так называемого партиципативного планирования, «управления с участием». Когда большое количество ответственных граждан вовлекаются в разработку и они становятся максимально мотивированными резидентами проекта, тогда они становятся его командой. Становятся настоящей партией будущего. Только то, что ты делаешь, придумывашь сам, максимально вовлекает и увлекает. Но, еще раз: мы должны вовлекать в проектирование не рутинное, бездумное большинство, а активное, ответственное меньшинство, настоящую элиту.

Метод, как было сказано – сетевой коворкинг, каскад медийных игр. О системе мотивации поговорим позднее.

Пятое.

При этом мы должны максимально учесть глубинную, истинную идентичность украинского общества, уникальную, на мой взгляд, и максимально ее использовать. Проект должен быть национальным, локализованным. Иначе не будет бренда, и не будет увлеченности и вовлеченности общества. Учет архетипов, кроме того, огромный стимулятор креативности, для меня, например, точно. Это самое интересное и остроумное – создавать современность из прошлого.

Но. В целом это должен быть СТАНДАРТИЗИРОВАННЫЙ, типовой проект, постглобалисткий франчайзинг для последующего внедрения на кризисных территориях, в том числе на территориях пост-России. И на уровне технологий, и на уровне идеологии, причем. Это сверхзадача. И это очень удобно формулировать как понятную задачу для разработчиков деталей и инструментов, экономистов, юристов, технологов и инноваторов. Мы не придумываем абстрактную политическую декларацию, мы создаем пакет франчайзинговых моделей и документов «под ключ», использование которых гарантированно приводит к ревитализации территории, проект разворачивается, врастает как робот-трансформер. В полный рост, хотя и с учетом местной почвы.

Кроме того, что это миссия Украины – быть прецедентом нового социума для мира, это еще и необходимое условия спасения самой Украины. Я дискутировал в Киеве по поводу аутичного желания многих украинцев закапсулироваться, подобно маленьким моноэтничным странам, законсервировать хутор. Это славно, мне нравится. Но это невозможно в существующей ситуации внешних нарастающих угроз и вызовов. Не будет амбиции на БОЛЬШОЕ и ОБЩЕЕ, не дадут сохраниться маленькому и своему. Я сомневался, теперь я уверен, что это методологически правильно для нашего проекта, этот прием.

И нет противоречия в том, что Россию мы призываем умерить амбиции, а Украину наоборот – усилить. Украина – в точке роста потому что, все логично. Пока еще так.

Шестое.

Так же точно, как не стоит обращать внимание на рутинное большинство при разработке проекта, не стоит учитывать так называемую текущую политическую ситуацию внутри Украины, весь этот клубок интриг, ситуативных конфигураций и фейковых деклараций. Это все – ничего не значит для нашего проекта, если проект будет разработан и внедрен, он отменит и изменит всю эту политическую структуру и ее наполнение, я утверждаю, и готов доказать, что, в любом случае через небольшое время то, что заполняет сейчас сознание обывателя, окажется прахом, незначимым информационным мусором. Это просто невротический перенос внимания со страхов на суету обывателем, и маскировка пустоты «пиджаками». ФДД – фиктивно-демонстративные действия.

Не нужно встраиваться.

Напротив, содержательная, независимая работа над проектом станет интригой для системных политиков, которые сначала почувствуют раздражение, потом ревность, потом желание встроиться, успеть. Еще раз – конкурируют ПРОДУКТЫ. А продукт будет только у нас.

В том числе и поэтому необходима предельная открытость проекта, режим риалити. Новые результаты, их обсуждение, масштабирование интригуют, усиливают психологическое давление на систему. Демонстративное, надменное невнимание к «системе» – ее деморализует.

При разработке проекта всегда есть опасность, что креативщики начнут стесняться излишней амбициозности «фантазийности» своих разработок. Когда мы перейдем к проработке на играх содержательных блоков, я предложу несколько «одиозных» пунктов, касающихся, например, сетевой IT-постдемократии, нового стандарта условий международных инвестиций, обеспечивающих их взрывной рост, национальные акционерные общества, на базе национальных активов, акционерами которых являются все граждане, «Народный капитализм 2.0.», сегрегирующий принцип «Только гражданин – вооружен», и так далее. Казалось бы, это все нереализуемые фантазии, не имеющие отношения к реальной жизни в обозримой перспективе, если веришь, что это реализуемо и вправду – значит, дурачок.

Да, вот я такой дурачок, и показываю вам, что внедрение в общественное сознание самых фантастических, а на деле самых необходимых, технологичных, адекватных времени схем, меняют это архаичное сознание, а потом и реальность, продавливает общество в будущее.

И то, что кажется невероятным, становится потом обсуждаемым,потом модным, потом мэйнстримом внедрения, потом общим местом. Это та самая концепция блуждающего «окна возможностей». И если хватит куража, уверенности,последовательности и компетентности, мы все это сделаем. Но украинцам ли мне это объяснять, впрочем, после невероятного, фантастического Майдана, например.
То есть веселая надменность, масштабированная интрига, провокация – наш метод.

Про точку входа

Опять про окно возможности и точку входа. В целом проект должен быть готов к моменту, когда результат инерционных, имитирующих действий поставят «систему», и внутреннюю и внешнюю, перед необходимостью опереться на любые целостные сценарии деятельности. Сценарии, ГОТОВЫЕ К ЭТОМУ МОМЕНТУ.

Возможно, это произойдет только когда международное сообщество столкнется, и надеюсь, переживет моментальную глобальную катастрофу или длящийся период глобальной нестабильности.

Не следует до этого ожидать от международных структур содержательной поддержки в реализации целостного проекта «Украина». Они будут стремиться консервировать ситуацию до последнего момента, отмахиваться, откупаться. Или ожидать инициативы и лидерства в разработке такого проекта, для этого просто нет свободного интеллектуального ресурса, понимания уровня задачи, мотивации для международных экспертов.

Но такой проект объективно, жизненно необходим для мира, и при его разработке мы должны учитывать запрос потенциальных стратегических партнеров, прежде всего США, которым необходим, наконец, прецедент успешного, устойчивого анклава. И тот самый франчайзинговый трансформер для кризисных территорий.

И делать его придется нам.

В общем, к моменту, когда все лентяи и трусы опустят руки, когда станет ясно, что решения, выхода нет, проект, решение должно быть готово.

Это не значит, впрочем, что мы отдадим его в эти руки. По ситуации…

Когда мы говорим, что внедрение проекта станет психологически, политически и организационно возможно после «глобальной катастрофы» (еще раз пришлось употребить этот одиозный пугающий термин, который уже, кажется, перестал быть пугающим, а стал привычным и уютным), то есть некоторое противоречие в том, что после катастрофы ведь невозможно хайтек-внедрение хайтек-проекта. А ничего, мы упрямо и по-детски исходим из того, что каким-то образом мы останемся живы, и все серверы тоже не сгорят.

И точно так же, как мы не должны обращать внимания на текущие настроения масс и актуальную полическую и экономическую обстановку в Украине, мы не должны регулироваться глобальной внешнеполитической ситуацией, как бы драматично и пугающе она ни развивалась. Сделай или умри, а может даже – сделай и умри. Мир летит ко всем чертям, а мы работаем.

В целом я исхожу из того, что сейчас существуют, пока существуют, беспрецедентные условия и предпосылки для разработки и внедрения эффективного постглобалистского проекта, и пока именно на платформе Украины.

Вот они:

Первое

Мэйнстримовские проекты «цивилизованного» мира в целом прошли пик своего жизненного цикла, и именно это воспринимается нами как системный социальный, экономический и психологический кризис, как своеобразная «усталость» и неопределенность.

Это не значит, что эти проекты, каждый в своем секторе, были ошибочны или неэффективны. Концепции глобализма, мультикультурализма, консьюмеризма, постиндустриальности, социал-демократии, либерализма, монетаризма и прочие измы, накопили, как всякая система, максимум опыта и ошибок, в целом реализовав свой потенциал, и эти ошибки могут и должны быть изучены и использованы для построения новой эффективной модели.

Пятнадцать лет назад было бы рано говорить о новом эксперименте, пятнадцать лет спустя будет поздно.

При этом мы видим, что в целом , когда это совсем уж необходимо, используются только инерционные схемы преодоления локальных кризисов, например,

— экономических, с помощью восстановления формального уровня и роста уровня потребления или финансовых показателей экономики;

— социально-политических, с помощью форсирования разнообразных схем и уловок «толерантности», попыток совмещения давно и очевидно несовместимых социально-культурных кластеров;

— технологических, когда внедрение уже имеющихся сверхэфективных и по-настоящему экологичных технологий, и запуск подлинного «инновационного взрыва» тормозится привычкой, желанием выработать «максимум ресурса» и самими традиционными технологиями, вросшими в современный мир, революционная замена которых дискомфортна;

— ценностных, когда «традиционные ценности» уже предельно размыты, а новые, как выяснилось, не мотивируют, в достаточной степени людей не только на развитие, и воспроизводство социальности, но даже на самосохранение.

В целом имитационный и инерционный подход к назревшей модернизации я объясняю желанием «цивилизованного мира» максимально долго просидеть в уходящей зоне комфорта, которая по факту уже ушла, как солярное пятно на вечернем пляже (эта спонтанная метафора дает понять, где я пишу этот текст). Вполне объяснимое, впрочем, желание.

Напоминаю, это всего лишь моя гипотеза, мой взгляд, и для кого-то существующая мировая ситуация представляется, напротив, взрывной точкой роста, которую не нужно ни форсировать, ни направлять.

Значит, мы не будем вместе работать над проектом, только и всего. В этом блоке я не буду тратить время на разъяснение и обоснование своего взгляда.

Второе

Напротив, энтропийный тренд, противостоящий цивилизованности и цивилизации, набирает силу и становится глобальным и смертельно опасным.

Маргинальные деструктивные сообщества, массовые идеологии, внутри которых нет ценностей развития, творчества, благополучия, а есть ценности насилия, ситуативных выигрышей, самодостаточного «удовольствия от хаоса» становятся не казусами истории и цивилизации, а постоянно действующими и расширяющимися воронками, захватывающими огромные регионы.

Кейс Путина, оседлавшего энтропийную волну на постсоветских территориях, «пост-исламские» секты, становящиеся режимами – это всего лишь наиболее зримые проявления объективного и неизбежного, на мой взгляд, глобального сценария «нового фашизма новых маргиналов».

Здесь я не излагаю свою систему доказательств, почему этот этап неизбежен и прямо следует из некоторых психо-физиологических свойств человеческой популяции, высвобождаемых именно глобализацией, растущим мировым продуктом и эмансипацией разных социальных, этнических имущественных кластеров, ранее блокированных «матрицей необходимости» – это отдельная тема. Я только обозначаю этот фактор.

Только новый, предельно позитивный, эффективный и при этом очень экспансивный, доминантный проект может сбить эту волну и перехватить, вовлечь, перекрутить в свое «торнадо» легионы дезориентированных, потерянных, «соблазненных» людей. Которых имеющийся «западный проект» если еще привлекает, то только как трофей.

Это как встречный направленный взрыв.

Третье

Для новых глобальных проектов требуется «своя территория». Это как плата, на которой выстраиваются микросхемы. Или стенд.

Социал-демократический и постиндустриальный европейский проект прошлого века, бурный двухсотлетний «северо-американский проект», израильский проект, «поствикторианский» австралийский, наконец, гигантский китайский проект, как попытка совмещения уже традиционной западной технологической и экономической модели и «азиатской» «вертикально-интегрированной» идеологии и модели администрирования. Классический сингапурский кейс, назревающая перезагрузка кубинского проекта. Бразильский проект, и так далее.

Я, например, уверен, что для внедрения принципиально новой инвестиционной модели и новых форм мирового экономического сотрудничества, всех возможных технологических и социальных инноваций, формально подходила постсоветская территория России, в конце прошлого века. Эта технологически и финансово «девственная» территория могла принять максимальное количество имеющихся тогда свободных инвестиций, технологий и идей. Россия и ее население не использовали свой шанс. Давай, до свидания.

Теперь этот уникальный шанс выпал Украине.

Огромная территория, находящаяся в центре перенасыщенного инвестициями , «железом» и «софтом идей» европейского региона,

в климатической зоне, подходящей и для промышленных и для сельско-хозяйственных технологий, традиционных и инновационных,

очень привлекательная природно-экологическая среда, физически и психологически сохранное европеоидное население,

с высоким индексом образования и бытовой культуры,

относительно высокая культура труда и мотивированность на «зажиточность», на «украинскую мечту»,

при этом почти стерильное инвестиционное пространство, не занятое мировыми банковскими и инвестиционными монополиями, транснациональными корпорациями,

пространство, почти свободное от традиционной индустрии, инфраструктурных сервисов, в сравнении с перенасыщенной Европой, куда действительно сложно «втолкнуть» революционные иннновации,

многие существующие производства находятся в целом на излете бизнес-цикла и объективно готовы к санации, замене, утилизации или модернизации.

Плюс сохраняющийся пассионарный подъем, на волне национальной самоидентификации, и становления новой, большой гражданской нации.

Это не желаемое, выдаваемое мною за действительное, это действительно иногда возникающая уникальная ситуация, когда объект инвестиций оказывается законсервирован на много лет неэффективным режимом, в данном случае советским и постсоветским, но не разрушен, в плане базового ресурса, а когда расконсервация происходит, его готовность для инвестиций и инноваций оказывается очень высокой и перспективной именно в силу «стерильности».

Ну и в целом беспрецедентная ситуация для привлечения стратегических партнеров, пока Украина находится в центре сочувственного, совместно с надеждами, внимания, на пассионарной волне, красивая, в роли героя, а то и спасителя цивилизованного мира. Этот информационный повод должен быть использован для большого роад-шоу, безусловно.

С другой стороны, с точки зрения предельной кризисности и «проблемности» Украины – ситуация тоже подходящая для системной, одномоментной санации и модернизации. Знаете, кризисное предприятие иногда находится в состоянии, когда инвесторы раздумывают, что результативнее и выгоднее –попытаться починить и восстановить, или отформатировать под ноль, и, используя базовый ресурс, основные фонды, персонал, внедрить все новое. Иногда перепрофилировать даже.

Как правило, все попытки отремонтировать заканчиваются бессмысленными затратами и еще большим упадком, но решиться на категорическую модернизацию бывает сразу непросто.

Сегодня мы имеем «великолепные»кризисные факторы в Украине:

— бесконечная, а это именно бесконечная изматывающая война, и само наличие соседней территории, предельно токсичной, агрессивной, агонизирующей, но с гигантским хтоническим ресурсом;

— риски финансового коллапса. Остап Бендер говорил, что финансовая пропасть, самая глубокая в мире, в нее можно падать всю жизнь, тем более перехватывая на лету куски дискретных инвестиций и кредитов, но здесь я воздержусь, впрочем, от прогнозов;

— нарастающая психологическая усталость и падение уровня жизни населения;

— риски деградации без инвестиций и новых технологий существующей индустрии и инфраструктуры, доедания своекорыстными «олигархическими» группами национального ресурса и «доходов будущего периода»;

— опасность возвращения к инерционным, имитационным методам политического и административного менеджмента, риски политической реакции или цикла политического бессилия.

Итак, именно сейчас ситуация для разработки, пилотного внедрения и последующей репликации нового мэйнстримовского мирового проекта – предельно подходящая, и проект объективно необходим, медлить и тупить нежелательно. По совокупности индикаторов – точка входа для большого, кардинального проекта модернизации на платформе Украины – пока есть.

Продолжение см. по ссылке.

sunrise2

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!