Моя Украина: Модель для сборки, vol.2

Начало см. по ссылке.

Платформы для сборки

Содержательный раздел, к которому мы так осторожно подходили.

Те концепты, которые я здесь излагаю, сформировались, в целом, в период Майдана и пост-Майдана. Тогда, когда многое, самое фантастичное, казалось возможным, их внедрение и развитие далось бы легче, психологически. Сейчас драйв несколько иной, и инерционность, консервативность сценариев нарастает, это неизбежно и нормально, но содержательно для меня ничего не изменилось, хоть и было дополнено представлениями и идеями других проектировщиков. И все это по-прежнему необходимо, важно, актуально.

Моя, наша задача , вернуть эти «концепт-платформы» в поле практического проектирование и внедрения.

То, что я здесь говорю, в некоторой степени провокативно, мне нужно на данном этапе, чтобы было не всегда понятно, что всерьез, а что не всерьез. Здесь не будет узнаваемых реформистских мэмов , «об оптимизации налогового бремени», «эффективной борьбе с коррупцией», «стабилизации финансовых показателей»… Я проектирую сверху, от желаемой модели, а не снизу, через внедрение желаемого, а не оптимизацию существующего.

Эти платформы не строго параллельны, они пересекаются, частично совпадают и т.п. Я перечисляю их не как методологически полные, системные и точные элементы методологической матрицы, направления работы, а как, скорее, практические блоки для организации задач и подкоманд в рамках Большой Игры, так, как мне практически удобно было бы организовывать работу с оффлайновыми разработчиками и «облачными» аудиториями.

Профессионалы сами увидят систему и подсистемы.

Просьба не спорить, а дополнять и предлагать свои матрицы, в рамках работы, уверяю всем конфигурациям матрицы целей и задач найдется место.

1.Украина как платформа для международного консорциума

Любой проект удобно и полезно разрабатывать, структурировать и представлять как инвестиционный проект. И в нашей работе, думаю, итоговый документ будет презентоваться как объемный инвестиционный меморандум, где будет концепция, разъяснение инвестиционной идеи и миссии, разделы условий, инструментов, форм и гарантий инвестиций. А также презентация инновационных стартапов разной инвестиционной емкости. Продвигать меморандум мы будем также в форме инвестиционного «дорожного шоу», но не исключительно оффлайн, а интегрируя в сети и с элементами больших интерактивных шоу по технологии Медийной Игры, с помощью которой мы делаем весь проект. Фактически дорожное шоу будет продолжением Игры, дорабатывающим проект. Некий снежный ком.

Так вот, сейчас Украина представляет интерес для ситуативных скальперов, а наш интерес – в привлечении гигантских, устойчивых инвестиций. Они есть на глобальных рынках, и они ищут приложения, и существует огромный дефицит масштабных, надежных и прибыльных объектов для инвестиций (именно такие одновременные условия – масштабные, надежные, прибыльные). Например, Джордж Сорос, вынужденно выступая в роли скальпера, в ситуации отсутствия больших устойчивых проектов, методологически, как мне кажется, тяготеет именно к системным амбициозным проектам, создающим прецедент нового типа международного сотрудничества, и именно такого уровня методологи и отцы-основатели потребуются для создания и промоутинга прецедентного консорциума.

Таким образом, мы в ходе Игры разработаем детализированный механизм беспрецедентных гарантий инвестиций в огромный регион, состоящий из пакета законов и нормативов, а также полной системы финансового хеджирования любых инвестиционных рисков самими участниками международного инвестиционного консорциума. Все риски, кроме того должны быть обеспечены «активами эмитента», безусловно отчуждаемыми в случае нарушения гарантий для инвесторов, чтобы автоматически исключить риски волюнтаризма любого ситуативного режима в регионе, в данном случае в Украине.

Заодно это будет поводом поговорить о границах и разумных пределах суверенитета в постглобалистском мире.

В любом случае это будет беспрецедентный документ, описывающий совершенно новые формы доступа, с одной стороны, к международным инвестициям и, с другой стороны, к объекту инвестирования.

Концепция Инвестиционного консорциума такова, что он будет формироваться из непосредственно инвесторов, целевых и отраслевых, портфельных, посевных и т.п, а также неинституциональных инвесторов, физических лиц с любым гражданством, андеррайтеров и инвестиционных консультантов разного толка, специализированных инвестиционных банков, опосредующих и регулирующих поступление траншей инвестиций, производящих мониторинг их освоения, профессиональных и ситуативных «презентаторов» и промоутеров конкретных инноваций, требующих инвестиций, и «страховщиков».

Я намеренно не упоминаю о кредитных организациях и кредитных формах инвестирования, в том числе продвигаемых международными политическими организациями, потому что в концепции, которую буду продвигать я, они должны быть в значительной степени оттеснены инвесторами, которые участвуют не за процент, а за прибыль или другие профиты.

Мы разработаем своеобразный устав, регулирующий взаимоотношения участников типового консорциума, так, чтобы он был не обременительным и дискомфортным, но обеспечивающим определенный франчайзинговый стандарт.

Участники пилотного проекта набьют руку, войдут во вкус на пилотном украинском проекте, и в дальнейшем, возможно, сформируется ядро потенциальных участников, хорошо понимающих правила, своеобразный истеблишмент, которые всегда будут тут как тут при старте следующих проектов ревитализации.

Обеспечить конкуренцию крупных инвестиционных институтов за участие в проекте модернизации – возможно.

Инвестиционные фонды, диаспоры, крупнейшие технологические корпорации постоянно ищут точки входа на развивающиеся рынки и постоянно рассчитывают успеть, пока «акции»не разогреты, самые лакомые – это первые доли в проекте, они самые дешевые. Мой тезис, в данном случае – таков: не нужно просить и уговаривать, тем более не стоит «разрабатывать» забюрократизированные международные организации, которые являются традиционным источником дорогих или закабаляющих инвестиций. Они должны быть оставлены в стороне, оттеснены живыми тиграми. Наш промоутинговый метод – разработка и красивая дерзкая презентация комплексного инвестиционного предложения миру – от которого невозможно отказаться. Кроме того, если суть и возможности нового подхода воспримут хэдлайнеры, законодатели инвестиционной моды – народ потянется. Создание «тяги»- вопрос техники, уверяю. Главное – не опозориться с «продуктом».

Далее, для удобства инвесторов мы должны разработать предельно удобную IT-платформу, где любой инвестор, институциональный, или «физик», может получить доступ к любым инвестиционным инструментам, купить «акцию» одним «лайком» (это технологически и юридически возможно, например, через «номинальных держателей»и субсчета в их депозитариях, с последующей верификацией покупки в реестре эмитента), доступ к правовой документации, полной онлайновой информации об объекте инвестирования, консультантам, рейтингмейкерам, инструментам хеджирования и т.д. Биржа будет включена в эту платформу только как одна из подплатформ. Тем более, что основной формой первичного размещения я вижу, все же, внебиржевые эмиссии.

Для эмитентов, стартаперов эта платформа должна также предлагать весь комплекс оболочечных сервисов, автоматизированную подготовку пропектов эмиссий и их регистраций, формирование бизнес-планов и инвестиционных презентаций, андеррайтеров, промоутеров, рекламщиков и специалистов по роад-шоу. Эта задача в значительной степени облегчается тем, что уже есть большое количество платформ и инструментов для стартапов и посевных инвесторов, и мы должны будем это взять, агрегировать и привести к единому эргономичному интерфейсу.

Необходимые сервисы эта платформа будет предлагать и для всех других групп участников инвестиционных консорциумов. Так мы и будем собирать каждый кейс-консорциум, на этой платформе.

… Знаете, для меня этот блок самый интересный, веселый и хулиганский. Мы собрем команду монстров инвестирования.

А вот как «эмитенту-территории» уберегаться от рисков узурпации и злоупотреблений этими монстрами – тоже одна из задач Игры, кстати. И этот механизм мы тоже отработаем.

2.Украина как универсальная платформа для сборки бизнесов

Тема офшоров деградировала за полсотни лет от идеи предоставления оптимальных условий для организации и ведения бизнеса до механизма легализации левых денег.

Это странно. Поскольку именно за эти полсотни лет возникли стратегии «оболочечного бизнеса», и функционального делегирования, а с появлением сети и IT-технологий появилась возможность конструировать бизнес под идею или ресурс, находясь территориально в любой точке планеты. Это, безусловно, инструмент для организации зон взрывного роста бизнесов и сопутствующих профитов.

Так вот, именно такой платформой для сборки универсальных бизнесов может стать Украина.

Так же, как и в блоке организации инвестиций, наша задача –разработать организационно-правовую схему, обеспечивающую беспрецедентно-комфортные условия для создания и ведения бизнеса в Украине, и безусловный механизм гарантий для законного, неанонимного бизнеса, и IT-сервис, позволяющий собирать бизнесы с нуля под ключ.

Комфортные условия – это не означает только банальные налоговые льготы, облегченный порядок регистрации и т.п. Для разных типов и целей бизнеса учредитель может выбирать разный финансово-правовой режим, проработать эти режимы – одна из задач специализированной игры в каскаде.

Что касается IT-платформы, здесь задача уже сейчас представляется достаточно ясной.

На сервисе потенциальный учредитель должен получить помимо безусловной возможности онлайновой регистрации бизнеса, сервисы регистрации проспекта эмиссии, аудита, бухгалтерского, банковского обслуживания и страхования, но главное, помимо этого, уже отработанного в ряде стран комплексного сервиса, получить возможность собрать все стандартизованные функции, обеспечивающие бизнес-цикл – логистические, складские, производственные, страховые, секретарские, айтишные. Весь мыслимый аутсорсинг, короче.

Предлагают эти услуги другие бизнесы, участники агрегируюшей сети, сертифицированные как способные обеспечить стандарт.

Понятно, что на территории сегодняшней Украины не может быть достаточного количества участников, квалифицированно заполняющих бизнес-цикл, возможно их почти нет, но напоминаю, в нашем проекте не будет ограничений, эта платформа должна и может стать универсальной для предложения стандартизированного аутсорсинга бизнесами всего мира.

Вообще, рано или поздно, один из таких глобальных сервисов монополизирует весь рынок подобного агрегирования бизнесов, и не факт, что это произойдет на украинской платформе. Выиграет тот, чье государство первым создаст правовые и организационные условия и гарантии, обеспечивающие такой мегаофшор.

В блоке о платформе для международных франшиз мы еще поговорим о механизмах, обеспечивающих не только онлайновое, но и офлайновое присутствие всех ведущих отраслевых и сервисных брендов на территории Украины.

Понятно, что существует международный, вполне негласный картельный контракт, не позволяющий разным юрисдикциям предлагать демпингующие условия, обеспечивающие явный переток инвестиций, бизнесов и инноваций на их территории. Кроме того, международные сообщества и ассоциации в ряде случаев формально стандартизируют эти условия для участников.

Но в нашем случае такой демарш Украины и неизбежная негативная реакция на него, такая ревность и опасения конкуренции, такой скандал – только инструмент, удобный повод для промоутинга Проекта, его презентации и пиар-атаки на «обиженных», цель которой – демонстрация несостоятельности и архаичности «суверенных», кооперативных или корпоративных протекционистских зажимов, тормозящих развитие бизнеса, инвестиций, мирового сотрудничества и технологического прогресса (да-да, вот такими тролль-формулами и будем гасить «ретроградов»в ЕС).

Лучший способ превратить государства-«охранителей устоев» и монополистов-корпорации в партнеров – разработать и внедрить красивый пилот такой платформы к моменту начала скандала и предложить поучаствовать в выгодном проекте международного постглобалистского офшора, для получения новых рынков и увеличения доходов. Вместе с предложением участия в новой эффективной международной организации, об этом – в соответствующем блоке.

3.Украина как мировая платформа для агрегирования, разработки и внедрения технологических инноваций

Инвестиционный консорциум вполне может называться и инновационным, конечно. Ведь значительная часть инвестицй, очевидно, будет направляться во вновь создаваемые бизнесы и отрасли, или в принципиально модернизированные традиционные отрасли.

Таким образом, в рамках проекта мы должны разработать механизм и организационную форму (некая «инновационная лаборатория») поиска, тестирования, конкурентного отбора инновационных идей и технологий для дальнейшего превращения их в стартапы.

Часть инноваций будет предлагаться самими старт-инвесторами и бизнесом, для их внедрения в Украине и привлечения инвестиций, и в этом случае функция «инновационной лаборатории» – тестирование и отбор приоритетных для их дальнейшей презентации на площадке инвестиционного консорциума в качестве объектов инвестиций.

Доступ к этой площадке в случае формирования условий и серьезного инвестиционного интереса к Украине станет конкурентным.

Вторая задача «лаборатории» – самостоятельный поиск инноваций по всему миру, подобно инновационным скальперам крупных китайских корпораций и проектных госконсорциумов.

Третья – самостоятельное генерирование инвестиционных идей и концептов. И доведение их до формата презентации и инвестиционных меморандумов.

Когда я говорю о «лаборатории» и прочих организационных формах, не следует представлять, что это жесткие вертикально-интегрированные организации, напротив, это такие же гибкие, «перетекающие» конструкции, как и весь проектный консорциум в целом. Когда мы будем обсуждать блок сетевого администрирования и самоуправления, будет видно, в какой высоко-технологичной форме возможны эти горизонтальные, проектно-ориентированные соцсети с мощным коворкингом облачных аудиторий. Совмещающих офлайн и онлайн.

В целом по задачам и формату «лаборатория» соответствует креативным группам в крупных корпорациях, ориентированных на инновации.

В постмайдановский период «романтизма» широко и с подъемом обсуждались мэйнстримовские проекты масштабных инноваций: альтернативная энергетика, сельхозпроизводства замкнутого цикла и высокоэффективное экологичное сельхозпроизводство, «силиконовые долины» для айтишников, новые туристические форматы, инновационные производства от ведущих мировых брендов. Мы вернемся к этому обсуждению в высокотехнологичной форме, инициируем офлайновый и сетевой брейнсторминг, сведем массивный контент в подробные, обновляемые таблицы идей и концептов, на платформе «Вики» или новых кострукторов контента.

Саму концепцию и состав «инновационной лаборатории» мы сделаем предметом сетевого обсуждения и конструирования, задача – масштабировать тему так, чтобы креативщики, инженеры, айтишники, дизайнеры, гениальные маргиналы и пафосные топы со всего мира стали конкурировать за участие в этом «креативном клубе».

Несколько мировых брендов станут хэдлайнерами, локомотивами и пиар-агентами большого украинского проекта инноваций, его генеральными партнерами, это могут быть пафосные хайтек-проекты, подобные Tesla, ритейлы с модернистскими формами обслуживания, производители продвинутых девайсов, сетевые провайдеры с новым «железом» и технологиями покрытия (суборбитальные ретрансляторы, некие гугловские дроны и т.п.), инновационные партнеры аэрокосмических корпораций в Украине.

Все то, из чего можно будет сделать презентационную картинку, сводящую с ума алчных инвесторов всего мира, которые еще не успели, но могут успеть.

Ведь генеральные партнеры получат не только доступ к большим инвестициям, но исключительные концессии и рынки (см. блок «платформа для франчайзингов и брендов»). Возможно, некоторые из них смогут использовать украинский проект для большого мирового промоутинга.

Еще раз повторю, и буду повторять и повторять на играх: турбодвижуху мы организуем, это вопрос таланта, опыта, и техники, все это есть, главное – не опозориться с механизмом. Это огромная работа… Нет, вы не представляете, насколько это все громоздко и тяжело. И весело.

 4.Украина как платформа для агрегирования эффективных мировых социальных сервисов-франшиз и инфраструктурных брендов

Как уже видно, я предлагаю максимально открыться. Да, мой гэг заключается в том, что надо максимально, беспрецедентно открыться для международных инвестиций, бизнесов, технологий, создав для этого максимально комфортные условия, и автоматический, роботизированный механизм контроля и гарантий, и посмотреть, что будет. Этим гэгом я буду провоцировать и на играх. Против тренда России – на псевдосуверенизацию, изоляцию, окукливание, вопреки наблюдаемому, по моему мнению, откату от процесса глобализации во всем мире в последние пятнадцать лет.

Что останавливает? Страх? Но это страх, как правило, национальных коррумпированных элит, желающих сохранить доступ к ресурсу, обеспечивающий сверхприбыль за счет оттеснения и депривации основных групп населения. А население кошмарят оттеснением с рынка труда, подавлением «чуждой» культурой. Но рабочие места создаются, а не исчезают с притоком инвестиций, а аутентичная культура растет вместе с качеством жизни.

Здесь я не буду аргументировать эту позицию, это отдельный политпроект и игра, да и не нужно, поскольку я признаю риски хищнической экспансии, финансовой в том числе, разного рода рейдерства, но наша задача заключается именно в том, чтобы смоделировав, проработать защиту и от этих рисков, на играх мы подробно проработаем разные, в том числе самые пессимистические сценарии. И не банальные, протекционистские или изоляционистские защиты, а новые, высокотехнологичные, постглобалистские. Амбиция именно такая – сконструировать, наконец, эффективную «машину для жизни»из существующих уже в мире высокотехнологичных блоков.

Что касается банальностей, то да, я, например, последовательный противник приватизации природных ресурсов и сторонник социального государства, точнее, многокластерного устройства, позволяющего жить, сотрудничать и помогать друг другу людям самого разного уклада и психотипа, и азартным алчным игрокам, и флегматикам, да и просто лентяям и алкоголикам.

Итак, для того, чтобы в максимально короткий срок обеспечить все потребности населения Украины в основных социальных и инфраструктурных сервисах мы проработаем сценарий передачи этой сферы на аутсорсинг, локализацию международных брендов по принципу франчайзинга. С предварительным международным тендером среди самых качественных мировых брендов. То есть, не просто запустим бизнесы в Украину, а некоторым бизнесам отдадим на откуп огромные секторы рынков. Дорожное строительство. Ритейлы. Банки. Страховые организации. Школы под ключ, от здания и оборудования до преподавателей, прошедших единообразный тренинг. Больницы под ключ. Фискальные и лицензирующие органы, контролеры экологических и трудовых норм. И даже суды (!). Строительство и обслуживание спортсооружений и рекреативных зон, и даже типовое строительство. Эксплуатация жилищно-коммунального хозяйства.

Мы составим таблицу всех сфер, где потребности не могут быть закрыты с соблюдением достаточно высоких стандартов в течение трех-пяти лет «национальными» бизнесами и службами.

О, с каким удовольствием я проведу дискуссию в одной из профильных игр с участием украинских девелоперов, банкиров. Да, они тоже, конечно, смогут принять участие в тендере, предложив свою программу, чем они хуже швейцарских банков или китайских застройщиков.

Это нарушение принципов свободы рынка? Ущемление национальных кадров и бизнесов? Это приведет к криминальным войнам? Это будет бардак? Поговорим об этом на играх. Потом подождем краха инфраструктуры, очередного правительственного кризиса и запуска наших пилотов сборки инвестиций, бизнесов и инноваций, а потом еще поговорим.

Доходная часть? Да, все нормально, Украина – огромное население и огромная территория, это чиновники закапывают в нее деньги, и все не могут закопать, а участники тендеров придумают для себя доходную часть, все нормально. Концессия на 15-25 лет, и они все придумают.

Права и интересы населения? Качество жизни «здесь и сейчас», а не для следующего поколения. Рабочие места. Общее повышение стандартов. Плюс факультативные профиты от концессионеров-цивилизаторов, которые будут обременены всякими дополнительными условиями, вроде благоустройства прилегающих территорий и организации праздников для автохтонов.

Права и интересы национальных бизнесов? Хороший конкурент – лучший подарок для хорошего бизнеса.

Организационно-правовой механизм защиты и гарантий, в целом, тот же, как в блоках сборки инвестиций и бизнесов.

5.Украина как платформа для пилота и внедрения сетевых технологий социально-политического администрирования и самоуправления

Год назад интеллектуалы активно обсуждали концепцию и возможности внедрения модели «сетевого социума», заменяющего традиционное государство и оптимизирующего гражданское общество. Сам Майдан – вдохновляющий пример эффективнейшей горизонтальной самоорганизации. Волонтерские движения стали полноценным методом ведения народной войны.

И сейчас в Украине (и в России) значительное количество команд занимается разработкой разного рода IT-платформ для самоуправления общества и оптимизации пока неизбежных «вертикальных» инструментов госадминистрирования. Создаются сети.

Но – парадокс, какой-то блок, черный занавес Пелевина. На деле, единого работающего инструмента, закрывающего все потребности, до сих пор нет, а в офлайне по-прежнему карнавалят не загнанные в электронное стойло чиновники.

Наша миссия – инициировать экспертизу инициатив, свести полезные и технологичные в одну мощную платформу, и доработать ее до блеска.

Эта платформа должна, как минимум:

— иметь контур сбора, модерирования и агрегирования сверхмассивного объема контента, «снимаемого» с «облачных аудиторий». Социальный коворкинг, проектирование в разных областях, это работа многих тысяч людей со своими идеями, темами, разработками. Сейчас они рассыпаны в соцсетях, по тысячам форумов. А даже мне сейчас, это для примера, уже требуется мощный инструмент, при онлайн-проектировании, для сбора и компиляции тысяч единиц смыслов, высокотехнологичный, эргономичный и простой;

— обладать возможностями универсальной социальной сети, позволяющей объединяться любым группам под ситуативные и долгосрочные задачи, от арт-флешмоба или покупки снаряжения до организации инвестирования строительства или подготовки и лоббирования законопроекта. Та команда, с которой работаю я в этой области, пытается решить, например, уникальную и самую важную задачу – учет, «снятие» всех ресурсов и потребностей каждого участника сети, индивидуального и группового, с возможностью моментально и полно их совместить, как тэги, чтобы любая задача участника немедленно получала инструменты и ресурсы решения от участников сети. Причем это должно быть предельно эргономично, «интуитивно»;

— иметь все инструменты сращивания этой анархо-синдикалистской психоделики с суровой реальностью. Например, по аналогии с платформой для конструирования бизнесов и проектных инвестиций, мы должны дать сервис для формализации любой общественной инициативы, например, онлайн-регистрацию партий, возможности для проведения онлайн-собраний партий, движений, объединений, все аутсорсинговые услуги в этой области, базы документов и форм. В определенный момент, мы, предложив этот инструмент, произведем моментальную перезагрузку всей политической системы и заведем ее в сеть. Соответственно, обеспечив ее прозрачность;

— иметь механизм и инструменты мониторинга, обеспечивающие эту прозрачность, позволяющие, например, отслеживать деятельность госадминистраторов, персон и организаций, значимых корпораций и проектов. Вообще, любых социальных, экономических и политических объектов. Даже имея возможность законного принуждения к тотальной онлайн-отчетности, мы сможем это обеспечить,только если будет единообразный мощный, крайне эргономичный инструмент мониторинга. Так мы затянем гидру в свою матрицу, а потом уберем лишние щупальца и вообще оптимизируем.

Эта задача, как видно, не является самостоятельной, а только развивает тему универсальных инструментов перечисляемых в разделе IT-платформ.

6.Украина как платформа для разработки и тестирования типового механизма анализа состояния, санации и первичной реквитализации кризисных территорий

Этот раздел имеет теоретическую часть, ее можно совсем не читать, мы все равно эту тему потом полнее разовьем, отдельно.

Знаю, что одной из причин возможного первичного отторжения «широкой публикой» предлагаемого «экспериментального» подхода к територии, региону как к объекту тестирования, проб каких-то вакцин и схем лечения, будет именно сама терминология, нарочито естественно-научный, «базаровский» взгляд на пациента. Да, я в некоторой степени утрирую этот подход, потому что рефлекторная реакция обиды и настороженности все равно неизбежна – кому же приятно, чтобы тебя рассматривали как объект, объективировали, «посчитали», как в советском мультфильме, прежде чем пустить (в расход – зачеркнуто) на спасительный пароходик. Так лучше уж сразу «обостриться», ведь заигрывания все равно не помогают.

Ничего, мы «широкой публике» ничего не скажем, пока, верно? Сама ведь она не сможет прочитать про наш рептилоидно-масонский заговор дальше двух абзацев.

Так вот, на мой взгляд, большинство кризисных ситуаций и территорий, во всяком случае, того типа, с которым мне интересно работать, возникают после распада «тоталитарных» (очень примерный, условный термин, пусть пока будет такой) или жестко-традиционалистских режимов и культур.

Да, тоталитарный конструкт, на мой взгляд, всегда вторичен, по отношению к традиции и архаике, явлется продуктом вторичного «грубого» закрепощения маргинальности после распада традиции. Часто мы рассматриваем тоталитарность или очередную ремиссию тоталитарности как восстановление архаики. Но это неверно, такое восстановление невозможно, архаика всегда слишком сложна в сравнении с примерной, примитивной, халтурной, цинично-имитационной конструкцией тоталитарных ценностей, институтов, общества.

Но мы живем во времена, когда распад всегда синкретичных «империй» и еще кое-где сохранившихся логичных и целостных «нативов» происходит одновременно, и примерно одинаков по последствиям, онтологическими отличиями пока можно пренебречь.

Если после слома не происходит быстрого и полного разрушения системы или переконфигурирования системы в новую эффективную, устойчивую, воспроизводящуюся и развивающуюся форму, или возвращения к ней, или примыкания к другой устойчивой системе с перениманием ее форм, как произошло, например, с некоторыми постсоветскими государствами, начинается длительный энтропийный период, который, по аналогии с физикой радиоактивных тел можно назвать периодом полураспада, таким же медленным, разлагающим, токсичным.

Признаки и результаты «полураспада» таковы:

— мы почти всегда имеем дело с деморализацией и аморализацией населения, с распадом бытовой и трудовой культуры, деэстетизацией культуры. Токсичные и агрессивные мэмы, некро- и копроаттрактанты становятся основным содержанием массовой культуры;

— снижены показатели психологической и физиологической сохранности населения, снижен ситуативный интеллект, присутствуют массовые психотические состояния, депрессивность, хроническое нездоровье;

— угнетена, снижена трудовая и креативная мотивация, отсутствует установка на долгосрочные жизненные сценарии и ценность таких сценариев;

— фрустрация нарастает, и скрытая до поры агрессивность становится основной формой сублимации, генерализованным ответом на все стимулы;

— в сфере экономики и инфраструктуры – так же: распад, разложение, угасание.

Рано или поздно сильные, но нерефлексивные участники «примитивной группы», которая и регулируется только силой, перехватывают управление, доступ к ресурсу, и синантропизм и хищничество, как неизбежная в таких условиях адаптация, в «олигархической» своей форме становятся особенно эффективно-разрушительными, приводят уже к критичному выеданию ресурса, технологического, природного, человеческого.

При этом в условиях полураспада «создающий», креативный, «длинный» бизнес и «длинные», «созидательные социальные инициативы всегда конкурентно проигрывает «паразитарным», ресурсным, и возникает, как я ее называю, «дегенеративная спираль». Это ловушка, воронка. «Олигарх», решивший развивать – проигрывает на волатильном, нисходящем рынке. Только скальпировать, только в короткую, пользуясь инсайдом и влиянием. Или забрать весь базовый ресурс, контроль, вовсе уничтожив рынок.

Затем, я согласен со схемой Максима Кантора, начинается тренд фашизации и «военно-политической экспансивности», поскольку ресурсно, социально и психологически система проедает себя и не имеет внутреннего основания устойчивости и развития, а накопившяася фрустрация ищет выход в форме массовых примитивных идеологий и агрессивных настроений. Конечно, если агрессивность и экспансивность эффективно купируются извне, они полностью обращаются внутрь и приводят к аутогеноциду в пределе.

К счастью, Украина в целом совсем не типичный кризисный объект, и, надеюсь, не станет таким, прежде всего по причине сохранившихся в советский и постсоветский период полураспада аутентичных этических и эстетических ценностей, устойчивой бытовой культуры, рефлексов самоорганизации – все я это называю способностью «к воспроизводству социальности». Плюс вдруг актуализированная невероятая пассионарность элит, направленность в будущее. Плюс мы ведь успеем ее модернизировать?

А вот на некоторых территориях пост-России, или в Крыму, например, придется отрабатывать полные схемы ревитализации.

Так вот. В рамках этой платформы нам придется:

Разработать механизм и инструменты снятия данных о «наличном состоянии территории», ее диагностики по сегментам, и данных о сохранившихся и потенциальных ресурсах развития.

Формально, такая методика и такие инструменты, казалось бы, существуют, но они неработающие или фейковые. Классические социологические и экономические отчеты на 90% фальсифицируются, это не злой умысел, это технически так получается. Обратной связи с «замеряемыми сегментами» нет, поэтому данные либо искажены, либо берутся с потолка, или экстраполируются, что одно и то же. Но главное, применяются неактуальные, нулевые по значимости для новой социологии и новой экономики показатели, индикаторы.

Количество населения в регионе, и его структура, например, возраст, не имеют значения, если нет честных и полных данных о сохранности, психологической и физиологической, уровне, например, алкоголизации, доминантной мотивации, привычных способах получения дохода и т.д.

Для кризисных территорий, например, не имеют значения данные о формальном образовании населения, «корочки». Допустим, на территории Донбасса или Читинской области 20% населения от 15 до 27 лет, и 20% из них формально имеют высшее образование, по статистическим данням. И что, каково качество «корочек», какова мотивация и сохранность интеллекта? В Киеве таких тоже 20%, и больше умненьких хипстеров и мажоров, но сколько из них уже наметило навсегда уехать в Европу?

Имеющиеся данные о производстве, экономической активности, запасах традиционных природных, сырьевых ресурсов, например, состоянии экологии, логистической инфраструктуры, энергосетей – все это фейк, конечно. Мы имеем мифологическую картину, о которой в телевизоре рассуждают фейковые политики. Уже то, что они обсуждают симулякры, это индикатор, что они тоже симулякры, не правда ли? Для меня – да.

Но главное не качество этих показателей, главное, нам придется разработать или использовать, стырить (скажем интеллигентно – агрегировать) из эффективных методик, если они имеются – инструменты, и современные маркеры для скана постиндустриальных и инновационно-технологических, инвестиционных возможностей и потребностей, которые нужны для тех высокотехнологичных платформ сборки, которые перечислены в этом разделе. Это отдельный брейнсторминг. Потом мы сделаем, тупо для красоты и привлечения внимания, красивую анимированную матрицу ресурсов и возможностей, изменяемой онлайн, с красивой девушкой рядом, как у карты погоды. Ведь это основное, для чего мы работаем, красивые девушки и все такое.

Далее нам потребуется сконструировать робот-франчайзинг первичной реабилитации и терапии населения, его поддержки и восстановления до запуска основных модернизационных платформ.

Как показывает опыт последних, да и не только последних лет, в том числе событий в Африке, Ближнем Востоке, на Донбассе, если после слома жесткой тоталитарной матрицы не замещать ее гибкой, упругой матрицей поддерживающих глобалистских и постглобалистских сервисов, до начала основных инвестиций, после руинирования выстраивается новая, еще более дегенеративная, примитивная матрица. Система переходит на следующий уровень устойчивости, но не вверх, а вниз.

Таким образом, система первичной медицинской и психологической помощи, простого образования, восстановления социальных и трудовых навыков, сеть доставки и снабжения простыми качественными продуктами, медикаментами, вместе с установочными «гуманизирующими» информационными материалами, простейшими сетевыми и медиадевайсами, жестко прошитыми ссылками на «гуманизирующие» ресурсы – необходима.

К слову, о «гуманизации». Придется избавиться от иллюзии, что просто отмены идеологической тоталитарной прошивки достаточно, и что «свободный» человек всегда способен самоопределиться и сам выбрать новые «правильные» ценности и установки. Это ненаучная ложь. Губительная ложь. Психологию не отменить благодушными рассуждениями о свободе воли, либерализме и демократии как высшей ценности.

Если мы хотим спасти, а не погубить свободой, мы должны предлагать новые ценностные опоры и поведенческие установки, вынув старые, и делать это так же технологично, как тоталитаристы подсаживали на предыдущий наркотик.

Замещающая терапия с постепенным уменьшением доз, необходима, иначе в результате ломки отмены пациент быстро находит еще более жесткий драг.

Разработка идеологической, ценностной матрицы и методов ее доставки в головы – отдельный большой проект.

Далее нам необходима методика быстрой аудит-диагностики имеющихся региональных бизнес-объектов, производств на момент начала проекта модернизации.

Наша концепция не предполагает, более того, исключает, возможность насильственной ликвидации, реорганизации и перепрофилирования, но в рамках проекта инвестиционного консорциума предприятиям могут быть предложены разные формы оздоровления, консалтинга, инвестирования в развитие, сценарии развития и технологические инновации в рамках общего инвестиционного сценария для региона. А также подключение к всем сервисам IT-платформ обеспечения инвестиций и бизнеса.

Фактически весь суппорт и производится онлайн после регистрации аккаунта, то есть, в офлайне не предполагается бродячих агентов консорциума, пугающих кур, поросят и принуждающих автохтонов к сотрудничеству с цивилизаторами.

Приоритеты в содействии подключения к инвестиционным программам и сопровождения получают бизнесы, стандартизировавшие порядок своей деятельности в соответствии с регламентами консорциума.

Санация и оптимизация государственных услуг и учреждений, очевидно, не является самостоятельным проектом и платформой, поскольку структура, формы и содержание их работы определяется стратегическим проектом модернизации, собираемом на инвестиционной, инновационной и бизнес-платформах (см. пункты этого раздела).

Соответственно, только когда в результате проработки содержательных платформ сборки (см. выше) мы увидим, какие аппараты госадминистрирования нам необходимы, и для чего они, вот тогда можно составить карту целей, задач и функций персонала, и под нее проводить кастинг и предварительную оптимизацию и люстрацию.

Для примера – сейчас замещение кадров в рамках линейной реформы в Украине «проводится» в рутинных оргаппаратах, архаичных, доказавших свою неэффективность, и не встроенных по целям и функциям в стратегическую модель модернизации, в силу отсутствия модели. Часть из них, когда мы начнем анализ функций и построение оптимальной модели администрирования, с учетом базовой IT-платформы администрирования и самоуправления (см. соответствуюший пункт раздела), окажется избыточной. То есть, сегодня люстрации – это фейк, инсценировка басни Крылова про квартет.

Отмечу: люстрация тоже невозможна без «автоматического метода», «робокопа люстрации», который начинает работать по алгоритму, и остановить которого сговором, уговорами, угрозами, подкупом, саботажем и другими минами и волчьими ямами невозможно.

Разработка концепция и алгоритма этого механизма – также одна из наших игровых задач.

Оптимизация деятельности бизнесов в целом на кризисной территории на момент начала Проекта модернизации не является, по сути, принципиальной и приоритетной задачей, я назвал ее для порядка, а вот решение ключевой проблемы кризисной территории – реструктуризация «олигархических» активов – необходимо и неизбежно.

Моя гипотеза заключается в том, что без разрешения психологического, социального напряжения, и финансово-экономического дисбаланса, складывающегося в результате обязательного, как мы указали, эксцесса «олигархического захвата» на кризисной территории, эффективная модернизация – невозможна. Эта травма, общественный невроз деформирует в дальнейшем все конструкции. Все становится релятивным, неискренним, необязательным. А «неоптимизированные олигархи» продолжают действовать паразитарно и в обход легальных схем, по привычке, разлагая проект.

Хороший олигарх – оптимизированный олигарх.

Формы нелигитимного «захвата» на кризисной территории в принципе легко типологизируются и диагностируются.

Это либо манипуляции при приватизации крупных пакетов госкорпораций, либо злоупотребления при использовании, скажем так, широко, государственных денег (например, невозвращаемые, «замыленные» крупные кредиты, «неотбитые» мутные инвестиции, тупо неуплаченные или формально реструктурированные налоги, все эти многолетние висяки), либо системные приоритеты, преференции (лицензии, налоговые льготы, монопольный доступ к рынкам и т.п.), полученные нелигитимно.

Я так примерно формулирую и даю неполный, очевидно, перечень, вот почему.

Потому что точная квалификация не потребуется.

На самом деле, я не вижу в «олигархах» системных врагов, а вижу, как правило, талантливых предпринимателей и активных граждан, и понимаю, что криминализация «недоразумений» переходного периода, перевод темы на уровень уголовного преследования и разорительных судов (законность которых вследствие истечения исковых сроков тоже сомнительна), ни к чему хорошему не приведет, а приведет к социально-экономической катастрофе. Мы должны разработать матрицу предложений, от которых невозможно отказаться, и добровольное выполнение которых не просто легитимизирует этих граждан навсегда, но позволит стать им особо почетными, уважаемыми гражданами, и даже отцами-основателями нации. Истинным истеблишментом. В результате широкого общественного обсуждения механизма с участием будущих «отцов-основателей» мы сформируем общественное согласие и мотивацию на необходимые действия. Помимо варианта крупного компенсаторного налога, например, я буду разрабатывать механизм доброво…

Здесь я прерву раскрытие пункта, чтобы оттянуть начало обсуждения всякой экзотической конкретики, приятной темы «отнять и поделить», продолжим об этом позднее.

 7. Украина как платформа для разработки, пилота и внедрения комплексного социлаьно-экономического проекта-франчайзинга развития для кризисных территорий

Сборка перечисленных выше платформ дает универсальную в принципе модель для кризисных территорий мира.

Центральный инструмент этой сборки – международная инновационная команда, формируемая под каждый антикризисный проект.

Мы должны разработать принципы, концепцию, механизм формирования и деятельности, организационные, финансовые и правовые условия деятельности главного органа разработки и внедрения комплексных проектов санации, ревитализации и развития кризисных территорий и регионов планеты.

Международная инновационная команда формируется из профессиональных консультантов, экономистов, юристов, политиков, инвесторов, инновационных бизнесменов. Гражданство не имеет значения. Кастинг является самостоятельным онлайновым шоу и, фактически, началом «дорожного шоу»гигантского инвестиционного проекта, которым, в соответствии с нашим подходом, должен быть каждый Проект.

Может формироваться несколько инновационных команд, публичный онлайновый тендер выявляет победителя, один из главных конкурирующих продуктов – презентация собственно проект-концепций, которые презентуют команды-претенденты.

Инновационные команды, таким образом, с начала работы оперируют и уже наработанными, стандартными инструментами мониторинга, санациии и ревитализации, и новыми, авторскими инструментами и схемами, которые после очередного пилота поступают в сервер-банк организационных инноваций.

Инновационная команда на время внедрения проекта получает исключительные права для своей деятельности, обеспеченные законодательно, типовым, хоть и локализованным для государства, субгосударства, территории пакетом законов, нормативов. Такой институт «постглобалистской опричнины» я считаю необходимым. Здесь есть аналогия с антикризисной командой на санируемом предприятии, или командой внедрения инноваций в корпорации, которая заменяет органы управления корпорации на переходный период, хотя и может использовать их кадровый состав и инструментарий, применяя и кастинг и люстрацию при формировании новых линейных органов управления.

В качестве примера-отступления, а заодно и предостережения – уверен, что Саакашвили, войдя не «сверху», а «сбоку» в линейную госадминистрацию Украины погубит свою репутацию и бэкграунд, и будет назначен «пиджаками» одним из виновников неизбежного кризиса «линейной» модернизации, та же судьба ожидала бы и Бендукидзе. Точнее, его дискредитация все же происходит, даже после смерти. Так же точно бессмысленно и опасно для Яроша входить в ситуативные органы реформирования армии, например, не имеющих исключительных полномочий. Либо все, либо ничего.

Инновационная команда будет не дополнением к министерствам и ведомствам, а сама будет формировать министерства и ведомства, если эти архаичные формы потребуются, в соответствии с утвержденным проектом модернизации.

Такой временный режим «исключительных полномочий» влечет повышенные риски узурпации и волюнтаризма, конечно, поэтому мощный тотальный механизм мониторинга, отчетности и гарантированной блокировки деятельности инновационной команды совершенно необходим, и мы должны его разработать и протестировать. Так же будет разработан механизм хеджирования рисков инноваций участниками международного инвестиционно-финансового консорциума, создаваемого под каждый ПМ.

Деятельность иновационной команды обеспечивается самостоятельным бюджетом, и мы разработаем принципы и подробный механизм его формирования и траншевого предоставления инвестиционно-финансовым консорциумом.

Таким образом, визуализация такая: инновационная команда высаживается на территрии, разгружает все платформы с роботами-трансформерами инновационных франчайзингов, и те проводят ревитализацию под ключ. Сама инновационная команда является, по сути, таким же алгоритмизированным роботом с большой красной кнопкой вкл-выкл.

8.Украина как платформа для разработки и тестирования деятельности новго международного политического органа, обеспечивающего проведение масштабных инноваций и нового военно-политического блока

Итак, то, что мы конструируем, в целом является прецедентом новой формы международного политического сотрудничества, в сложных, масштабных проектах. Помимо прикладной инновационной команды (см. предыдущий пункт), международная, влиятельная политическая организация, регулирующая и инициирующая эти процессы, конечно, тоже нужна. Но ее нет. Мы не должны винить ЕС, ООН, НАТО, точнее должны, но для виду. Они технически не могут проектировать, и выдвигать инициативы, все бюрократизировано, разбито на сегменты, отчуждено, нет единой цели и результата, в результате получается долго, дорого, малокреативно и неагрегируемо.

Руководят конторами менеджеры, сформированные в «спокойную эпоху», не способные действовать в острой кризисной ситуации, не способные даже идентифицировать ситуацию как кризисную. Это обычный процесс завершения жизненного цикла любой бюрократической организации. После Второй мировой войны израильский, германский проект, в целом послевоенное конструирование мирового уклада вряд ли были возможны без помощи международных политических сил, взбодренных, отмобилизованных военной катастрофой.

Прошло много лет, и российско-украинская война, которая, по сути, является индикатором начинающейся большой межцивилизационной войны, уже показала, что международные бюрократические конторы не срабатывают адекватно, комплексно и оперативно. Как говорилось, возможно потребуется новый период опасной глобальной нестабильности, чтобы возникли эффективные международные конструкции, но я предлагаю, не дожидаясь апокалипсиса разработать и предложить мировому сообществу концепцию и модель новой международной организации, способной генерировать комплексные антикризисные решения и управлять ими.

Возможно, одной из заинтересованных сторон и крупным игроком в этом проекте могут стать США, беззусловно дающие сейчас наиболее активную и независимую реакцию на агрессию России, но не имеюшие в Европе надежного представительства.

Кроме органа широкой международной кооперации стала актуальной, и в силу серьезных поводов, вполне реализуемой концепция конкретного военно-политического блока государств, непосредственно граничащих с энтропийной зоной, например, так называемая «балто-черноморская дуга», обсуждаемая в последнее время. Балто-черноморская дуга – вполне логичная и удобная для предметного проектирования концепция.

Мы можем спроектировать новую, актуальную военную, политическую и идеологическую доктрину для блока, исходя из реальных, неустранимых рисков, признания которых до последнего, уверен, будут избегать уже существующие ригидные организации.

Это также хороший повод для разработки подробной концепции и запуска, наконец, пилота мобильной высокотехнологичной армии нового типа, специально предназначенной для работы с гибридными, децентрализованными формами агрессии, рейдерскими техниками, перенесенными в военно-политическую сферу.

Стартовавший год назад, с начала российской агрессии, проект мобильной армии, который казался очевидным и первоочередным, в силу разных причин, не состоялся в полном объеме. Значит надо делать сейчас, и не маргинально, в сотрудничестве с малопригодным для этого аппаратом нереформированной украинской армии, а решительно, независимо, профессионально. Думаю, например, Ярош понимает, что встраивание и пристраивание невозможно.

Новый военный инструмент, как и другие инновации украинского проекта, мы можем доработать до уровня сервис-франчайзинга, например, совместно с израильскими военными, и затем, после внедрения в Украине, он будет применяться в разных регионах мира, сталкивающихся с «гибридной» агрессией, которая, очевидно, становится модой у дестроеров.

Балто-черноморский или другой блок с участием Украины, возникающий как военно-политический, затем тоже может стать платформой для внедрения инвестиционных, организационных, технологических, социальных инноваций, которые мы перечисляем в этом разделе, и, в пределе, новым постглобалистким субгосударственным консорциумом. Во всяком случае, это хороший повод для такого моделирования.

______________________________________________________

Как видите, я не обсуждаю здесь конкретные финансовые и социально-политические системы для территорий, поскольку считаю их тактическими формами по отношению к нашим платформам стратегической сборки. Это конкретная работа после создания принципиальной модели. Я также не стал говорить содержательно о платформе новой идеологии и системе регулирующих ценностей для постглобалистской модели – это отдельная очень большая работа.

Что теперь

Теперь, когда прошел год после Майдана, ситуация, конечно, усложнилась. Я говорил, что есть точка входа, но та, первая в послемайдановском цикле, точка входа уже пропущена.

Во-первых, новая власть частично закостенела, обросла опять интересами, ситуативными договоренностями, собственными «проектами», не позволяющими открыто принимать инновации, «косяками» и секретами, скрывающими случаи некомпетентности, злоупотреблений и даже преступлений.

Власть уже вынуждена быть неискренней и немного блефовать, потому что приходится скрывать главное – главные заказы общества не выполнены, а те из «бывших», кто год назад трясся от страха, снова вошли во вкус, приборзели и успокоились.

У меня нет предвзятости, но есть наука и психология управления, так вот, чиновники никогда не сохраняют той готовности к сотрудничеству с гражданским обществом, как на старте цикла, той нежной неуверенности и надежды на любую помощь, готовности к исполнению общественных требований и инструкций. Ключевое слово процесса – отчуждение. Это окно возможностей в данном цикле мы пропустили.

То есть, существует риск того, что если год назад власть, допустим, не могла, но искренне хотела бы принять рекомендации и форсированные, сложные проекты, то сейчас и не может и не хочет. Закрепилась, в достаточной мере разложилась и успокоилась.

Во-вторых, устало общество. Мы пока не знаем, как будут развиваться настроения инертного большинства, я говорил, что мы не должны его учитывать, но это на этапе креативной разработки, но если усталость перейдет в агрессивное неприятие интеллектуализма и «сложностей», скепсиса в отношении любых инноваций, и нежелания отличать надоевшую имитации от содержательных реформ – будет туго. В период пост-Майдана общество было напугано, но воодушевлено, и весьма идеалистично настроено, готово к эксперименту, сейчас наша дама может быть уже не в настроении.

В-третьих, устали многие социальные группы, команды и персоны, являвшиеся ядром, энергией, интеллектом перемен.

Кто-то убит на войне. Кто-то разочарован и опустошен. Кто-то, из молодых, особенно, уехал. Кто-то встроился цинично, понимая, что участвует в имитации, но что делать, ведь вертикаль всегда побеждает горизонталь, верно? А жизнь одна. Кто-то встроился ловчее, как бы работая на будущее в интеллектуальной оппозиции к реакции и криворуким, но тоже линейно. В новых и старых аппаратах. Конференции, фуршеты, декларации. Кафедры. Депутатство. И раз уже есть формальные статусы, их жалко терять. И они конкурируют со статусами вчерашних братьев, и как сотрудничать, просто помогать другу другу, то есть, давать себя использовать, делить ресурс?
Окей, мы слили, провалили интеллектуальный Майдан. Ведь так? Ну и?

А давайте зайдем еще раз, на следующий круг, впомнив, с какого уровня амбиций нового мирового проекта все начиналось.

Соберем команду «нетократов».

Где гарантия, что уже не поздно? Ее как-будто нет. Сначала я хотел назвать материал «Тонкая красная линия», у меня богатое воображение, и я представлял, как дедлайн настигает нас и режет-режет на тонкие ломтики. Но я думал, думал, и понял, что будущее все равно одно. Оно не будет инерционным продолжением настоящего, ресурса нет. Пусть через войны и,  может, через ситуативную дезинтеграцию Украины даже, мы все равно придем к принципиально новой организации мира. Но, кстати, этот призрак модернизации, который бродит по планете, он совсем не обязательно материализуется впервые в Украине. Это просто ситуативный шанс, и надо тянуть его на себя.

Где гарантия, что мы не разработаем новую высокотехнологичную матрицу постглобалистского фашизма, взамен винтажного классического, и актуального постмодернистского? Гарантия – только мы. Мы сами. Наше понимание ответственности, рисков и гуманистической миссии. Наша этика и неискушаемость. Наш интеллект, который должен просчитать все риски и защиты от нас самих. Кто-то должен разорвать безвыходную ленту мебиуса – победитель становится драконом. Это слабый тезис, знаю, но другого, уверяю никогда не будет, он – единственный, во всяком случае на этом уровне я все просчитал, и говорю как эксперт, математик.

Кстати, именно поэтому, после размышлений, я выбрал ход, больше методологический, холодный, уверяю, а не этический – выйти, по возможности, из всех профитов, на этапе разработки «Проекта модернизации», статусов и денег. Я не буду навязывать партнерам свой подход, я понимаю, что жизнь есть жизнь, и для многих участие в грантах, олигархических и системных политических проектах, линейных карьерных проектах неизбежно, и как им, кажется, совершенно необходимо.

Но для того, чтобы максимально сосредоточиться на предмете и результате огромной работы, нужно максимально убрать все ситуативные, дергающие векторы корысти из ума и души. Войти в транс.

Ладно, как бывший коммерсант, раскрою еще циничную хитрость, которая, впрочем, многим коммерсантам известна: когда мы выходим из соблазнов ситуативных выигрышей, скальпирования в большом проекте, мы получаем в результате, иногда, всего лишь иногда, возможность сорвать действительно большой куш. У меня, во всяком случае, так бывало.

Сегодня, повторю, мы сидим за столом перед еще открытым окном возможностей, гигантским порталом фазового цивилизационного перехода. Мы стоим, переминаемся, собираем крошки со стола нервически. Все. Я, например, прыгаю. А там посмотрим, вверх мы улетим или вниз.

Я предлагаю вот что, для начала продолжения.

Встретиться лидерам и активистам модернизационных проектов, которые дочитали до конца, и украинским, и российским, общественным активистам, энтузиастам, я примерно знаю возможный состав, потом спишемся конкретно.

Просто, без всякого игрового элемента,без мотивирования друг друга, понтов и конкуренции статусов, медленно и печально, поработать пару-тройку дней. Обсудить и согласовать дерево целей, прикинуть какие подгруппы по задачам мы можем сформировать, кого собрать и чем мотивировать, структуру и форму дальнейшей работы. Я предлагаю, вы видели, выход на большую медийную игру, через каскад игр и сетевого коворкинга, могут быть другие варианты. Насчет бюджета поговорим. Кстати, я, например, считаю, что в таком массивном амбициозном проекте большие деньги и «системные» дорогие специалисты и эксперты только уничтожают возможность сделать результат, не отчетный бравый симулякр, а реальный.

Это как в моем примере с Евросоюзом, не осилившим пока проект «Антипутин». Вот Фирташ, который вроде заявился с проектом модернизации, заплатит экономистам и юристам, они будут делать много страниц, эклектики, чтобы показать, что много стоят. Были бы среди них креативщики, мы бы о них знали. А будет просто много страниц со схемами и таблицами. Мне вот сам Фирташ интересен, например, как игрок, а не его наемные дядьки-преподы, которые, конечно, потребуются, но на последнем, детализирующем этапе. Думаю, и от команды Гуриева что-то подобное можно ждать, во всяком случае, то, что давалось до сих пор – весьма инерционно. А ведь он очень умный и сверхпрофессиональный. Но «системный».  Линейный. Еще для примера – уверен, если бы Прохоров сам с толпой конкретных мужиков-технарей в гараже поработал, через полгода был бы Ё-мобиль настоящий. Возможно, я ошибаюсь.

Вот варианты мест, где я предлагаю собраться, на заседание клуба любителей итальянской оперы… Ох, я перечислил сейчас несколько десятков человек и несколько команд, с которыми уже взаимодействую, но потом убрал, потом согласуем, онлайн и офлайн, вдруг не все друг с другом пока готовы работать… Буду счастлив, если мне удастся посодействовать объединению.

Одесса.

Киев. Сразу несколько мест и команд. Большую студию для онлайн-шоу проблематизирующих лучше делать в столице. А работать в мегаполисе не очень.

Ровенская область, на базе Острожской академии.

Закарпатье.

Черногория. Если не получится въехать в Украину, буду работать там, возможно. Там мои помощники сейчас смотрят оргвозможности. И, теоретически, там несложно собираться.

Израиль. Тоже может быть удобно. Сейчас я вот ехал-ехал и осел в Океании, здесь классно, но очень далеко, понимаю.

Был вариант Грузии, пока не знаю.

А если не получится собрать большую команду летом… Что ж, тем понятнее и проще работа предстоит. Я буду с теми ребятами, кто уже есть, понемногу прокачивать каждую из платформ содержательного блока, плюс идеологический блок и медийный, которые я здесь не развернул, несколько специалистов и потенциальных лидеров, менеджеров для каждого блока уже имеется. Потом снова заход на широкую кооперацию интеллектуалов, и так далее. Или просто будем подбрасывать контент.

Мой горизонт проектирования – семь-пятнадцать лет, дальше мне неинтересно, и дальше я не потяну. Я хочу через сколько-то лет, на территории опенэйр-коворкинга международного инновационного парка, может, где-нибудь в Крыму, сидеть за столиком справа от эстрады и слушать юного МС какого-нибудь, выступающего с итоговым докладом первого цикла Большой Игры. Я бронирую этот столик сегодня. В длинную. Если к тому моменту флаер будет стоить миллион, значит игра удалась. Вот и профит.

«Безумие заразительно».

Хулио Кортасар, 62.Модель для сборки

earth--6

 

 

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!