Мой Путин

Я невзлюбил его с самого начала – интуитивно ощущал, что нет ничего хорошего в этом субъекте РФ. Брезгливость долгое время была главным чувством, которое я испытывал к новому председателю российского правительства. Потом – на новом этапе, возникла гадливость, затем – презрение.

Летом минувшего года я проникся к нему ненавистью – слишком сильное чувство для такой заурядной личности: не Гитлер ведь, не Сталин. Сечин, Медведев, Миллер, Шрёдер – вот его уровень.

При этом долгое время я иногда ощущал себя белой вороной – люди, симпатизировавшие Путину, обнаруживались в моем весьма узком круге общения. Молодой, энергичный, говорила одна, с Кучмой не сравнить. Вот всегда у нас так – находим себе планку, опускаем ниже некуда и давай водружать авторитеты.

Хотя она же, знакомая эта, говорила по другому поводу: вот Франческо Тотти мне больше нравится, чем Паоло Мальдини. А вот как хотелось услышать тогда, выдержал бы сравнение Путин с Тотти в ее глазах, не говоря уже о Мальдини.

В 1999 году почти весь октябрь я провел в Мюнхене. Иногда брал бесплатную газету возле метро, в одной из них нашел огромную, нао всю полосу, фотографию Путина – не Мальдини, конечно, и не Тотти. И подпись внизу, по-немецки: Вы бы купили подержанный автомобиль у этого человека?

31 октября я ужинал в компании моих немецких друзей, каждый из которых по нескольку лет пожил в разные годы в Москве. Один из них, который вернулся в Германию в 1998-м, спросил меня: Как ты думаешь, это русское правительство взрывает в Москве дома? Ответ с моей стороны был положительный – я никогда не сомневался в способностях этого негодяя.

Это сколько же должно было огненной воды утечь, сколько денег должно было прилипнуть к рукам германских политиков и владельцев ориентирующихся на них СМИ, чтобы 15 лет спустя общественное мнение ФРГ, в подавляющем большинстве, находилось на стороне Путина – вплоть до злосчастного выстрела из установки «Бук» по заблудившемуся в небе над Донецком малазийскому Boeing.

Но уже в октябре 2014 года было легко представить, как ты берешь возле выхода из метро в Мюнхене газету, на полосе которой фото Путина, и подпись: Вы бы купили подержанный автомобиль у этого человека? – и словно переносишься назад, в октябрь 1999-го.

Никсон

Кстати, о происхождении этой фразы: когда Ричард Никсон проиграл телевизионные дебаты Джону Кеннеди, одна газета вышла наутро с огромной фотографией Никсона и вопросом: Would You Buy a Used Car from This Man? Чем закончилась политическая карьера человека, которому перестали доверять, пусть и находившегося на верху могущества – всем прекрасно известно.

Уже другой синонимический ряд у Путина: не Тотти с Мальдини, и не Кучма, а Николае Чаушеску, Саддам Хусейн и Муамар Каддафи.

Поглядывая на то, что происходит с русской экономикой, я пополняю свой словарный запас – он для меня не только сволочь, но еще и безмозглый идиот.

И что замечательно: не один я так считаю, вот я уже и не белая ворона.

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!