Крым: пинг-понг или Гонконг

Политик в общепринятом смысле – это когда политика понимается как «искусство возможного», причем возможного лично для себя, как возможность встроиться в тренд, в настроение, прокатиться на нем, и перескочить на следующую волну, когда предыдущий закономерно пошел вниз.

И вот политик лавирует, лавирует, ловя флюиды мнений, авторитетов, а для популиста главные авторитеты – чернь, с одной стороны, и «денежные мешки», спонсоры, с другой.

Оптимальный случай – выскочить вверх на векторе простодушных желаний и тех и других.

Знакомая схема, правда? Только «проекты» из сочетаний инфантильных желаний получаются инфантильные. Пипл хавает. В результате политические функционеры растут и цветут как сорняки на руинах проектов.

Классический пример – Путин: завалил либерально-капиталистический проект страны, проехавшись на настроениях предыдущего периода, высосал и продул бабки, перескочил на реваншистский имперский проект, раздул ожидания, развалил и его, вместе со страной и государством, дососал и продул бабки, и парит на вершине рейтингов.

Я тоже предлагаю «искусство возможного», но возможного не для себя, а для общества, создавать правдивую модель желаемого, оптимального будущего, не обращая внимания на ситуативные настроения и ожидания «жадных и тупых». То есть, проектировать то, что реально возможно в реальной ситуации, не опираясь на инфантильные фантазии самых бедных и самых богатых.

Но сейчас в российской оппозиционной политике продолжается интересный процесс – политики, пытаясь конкурировать со своим подсознательным кумиром и «отцом» Путиным, улавливают мечты и обиды онтологических крымнашистов, с одной стороны, а с другой пытаются подфартить «золотому миллиарду». То, что у Путина не получилось в итоге. И рыбку съесть, и… вторую съесть.

И появляются проекты, подобные «Крымскому Гонконгу» (см. последние тезисы Ходорковского).

Отличная модель? Да, отличная, я тоже в свое время в развернутом виде предложил такой план, смотрите:

«…7. Комплексный проект развития Украинского Крыма как прецедент нового типа международного сотрудничества.

Разрешение крымского кризиса – уникальная ситуация для разработки и запуска принципиально новой инновационной схемы ревитализации и развития кризисных территорий, и нового типа экономических и политических отношений.

При участии России инициируется разработка, международными консультантами и экспертами, инвестиционного меморандума и комплексного проекта, предполагающего внедрение в Крыму новых агротехнологий, новых форм рекреационного бизнеса на побережьях, комплексов альтернативной энергетики, экологических комплексов и т.д.

Точнее, конкретные инвестиционные проекты будут разработаны в рамках общего проекта. Главное – новый формат инвестирования: участие государств и бизнесов Европы, Америки, России, Китая, Австралии, и управление инвестициями, специально создаваемыми международными консорциумами. Создание матрицы, франшизы комплексной ревитализации кризисных территорий. Которые потом, после отработки, могут быть применены в материковой Украине, пост-России, Африке и т.п.

Важно: Россия не навязывает, а предлагает мировому бизнесу, международным организациям, лидерам государств детализированный проект, для свободного совместного использования, модификаций и внедрения, не навязывая, в том числе, и своего участия в нем. Как акт доброй воли, как прецедент нового подхода в международных отношениях. И как часть компенсации последствий украинской авантюры, конечно.

В случае формирования международного инвестиционного консорциума и его согласия на участие России в проекте, Россия, несмотря на возможное сложное финансовое положение, направляет стартовые инвестиции на обеспечение безопасности, создание гарантий и хеджирование более масштабных международных инвестиций. То есть, запускает, кристаллизует процесс инвестиций. Есть такой прием в инновационных стартапах.

Я не выделяю в отдельный блок культурные проекты, которые могла бы предлагать Россия в Крыму, потому что в рамках большого проекта им наверняка будет место, если будет желание и потребность на местах (если это не превратится в проект некрофилии неожиданно уцелевших Симонян, Эрнста и Кобзона, конечно).

Что еще важно. Все инвестиции, перечисленные в тексте, — и компенсирующие последствия аннексии, и антирисковые, и на разработку инвестиционной франшизы ревитализации, и стартовые инвестиции в собственно Крымский Проект – являются одновременно важными инвестициями в Россию. Ведь самые ценные инвестиции – это инвестиции в восстановление имиджа, доброго имени, в презентацию добрых намерений и надежности. Это притягивает по настоящему большие инвестиции.

В девяностые, после Советов, Россия получила кредит доверия от Большого Мира, была источником надежд и могла стать объектом гигантских эффективных инвестиций в свои территории, и помочь Большому Миру сделать новый рывок, преодолеть «кризис усталости» ХХ века.

Возможно, в будущем, перечисленными и другими действиями России удастся восстановить этот кредит доверия, и все-таки стать важной мировой площадкой для инновационной, многоукладной, альтруистической экономики XXI века.

Любой антиресурс надо пытаться превратить в ресурс, биться за это изо всех сил, такова главная стратагема успеха.

Быть может, глобальный позор Крыма мы сможем превратить в новые глобальные возможности. Для всех.

Похоже? Каковы отличия сегодня? Они принципиальные.

В моем плане уже тогда принципиальным тезисом было: Крым украинский, принципиально украинский, сначала украинский, а уже потом все остальное, в том числе и возможное, всего лишь ВОЗМОЖНОЕ участие «России» в проекте, если ее инвестиционное предложение будет соответствовать условиям тендера.

Ситуация развивается стремительно, и несколько месяцев назад я еще исходил из предположения, что Россия после политического, социального и экономического кризиса вдруг выправится настолько, что сможет снова стать полноценным партнером международным партнером, и с моральной, и с экономической точки зрения. Имел я право на такое допущение? Имел, желаемая модель влияет на реальное будущее, во многом для того такие модели и создаются, они «подсказывают» будущему желаемые формы.

Сегодня видно, что точка бифуркации пройдена, Россия не зацепилась за идеалистический шанс «остановиться», а по выбранному ею пути до дна еще далеко, и Россия-Путин в своем движении неизбежно дойдет до экономического, политического, морального и военного краха до того момента, когда достанется «Ходорковским». И говорить об учете «мнения российского общества» будет также нелепо, как было бы нелепо апеллировать к мнению «германского народа» в далеком 45-м. И пытаться тогда предложить реализацию плана возрождения Германии, на завоеванных и невозвращенных территориях. Пожалуй, за такие предложения можно было попасть на скамью подсудимых в Нюрнберге.

Ходорковский постоянно строит модели, исходя из виртуального, или наличного, или даже вчерашнего состояния системы. А ситуация движется, и нужно экстраполировать ее.

В марте 2014 года Ходорковский, выступая в Киевском политехническом институте, убедительно внушал украинцам, что Россия, дескать, великая нефтяная империя, и она, и ее мощь никуда не денется, и долгие годы придется мириться с этим, и с экспансией тоже, получается.

Уже через несколько месяцев нефтяное могущество рухнуло, и началось позорное, истерическое латание дыр и отбрехивание. А впереди экономическая депрессия, неизбежная дезинтеграция, частичная или полная, не имеет значения, это в любом случае «корова на льду» и концептуальное военное поражение. Потому что, на мой взгляд, военный, катастрофический сценарий неизбежен для Путина, других «отвлекалок» не существует.

А Ходорковский все строит будущее с великой, всеми уважаемой Россией. Но главное, по-прежнему апеллирует к мнению обанкротившегося во всех смыслах российского общества, все еще не готового к немедленному восстановлению границ. Смотри-ка.

А ведь будет момент, возможно, когда пресловутое общество будет согласно на границы в размере московского княжества – общество, как и Ходорковский, постоянно опаздывает в своих ожиданиях.

«Можно сказать с полной уверенностью, что люди (в России – ред.), обещающие Украине, украинскому народу вернуть Крым и заплатить компенсацию, такого мандата от российского общества не получат» (М. Ходорковский).

Угу. Это называется колотить корявые понты, извините.

Но. Есть ли вероятность, что вторая сторона давления на популиста, Запад, примет этот план, Крым как свободная экономическая зона, под юрисдикцией России, с постепенным выходом из-под этой юрисдикции, хотя бы ситуативно?

Конечно, есть. «Запад», как и российская чернь, хочет верить в лучшее, не обращая внимания на тревожное развитие ситуации, хочет законсервировать ситуацию, хотя бы свое успокоительное представление о ней.

В этом представлении – Россия в будущем – по-прежнему мощный субъект, способный контролировать ситуацию в регионе, и быть даже гарантом спокойствия, сторона переговоров и договоренностей. А в жизни что, все наоборот? Ах, как страшно жить, давайте забудемся.

Ведь именно вследствие таких надежд Запад идет на фантазийные договоренности и компромиссы в ситуации с Украиной в целом, верит в желаемое, но невозможное, что еще миллион пятьсот лет будет существовать «сложная, но могучая Россия». Да и многие украинцы, искренне и оправданно ненавидящие сегодняшнюю Россию, подсознательно верят в ее вечность и глубинное могущество.

Поэтому компромиссные планы будут строиться и строиться, популисты будут предлагать все новые и новые модели, такое «искусство невозможного», будут как Ахиллес догонять черепаху. Пока мир, как в прошлый раз, не столкнется с реальностью, в виде большой войны или гигантской токсичности от бесконтрольно разлагающейся «мечтательной империи».

Мистер Ходорковский. Вы умнейший человек, вы можете реально помочь России и пост-России, всего лишь прекратив отыгрываться, блефовать, честно зафиксировав убытки имперского проекта и приняв участие в строительстве честной пост-России, где для вас найдется место и роль, безусловно.

В качестве психологической подготовки, для настроя, перепрошивки повторите несколько раз: Крым – это Украина. Заставьте себя сказать эти «невозможные» слова. И появятся схемы. Реальные.

И наплюйте на чернь, и на мандаты от нее. Чернь – это негодный партнер, она вас уже раз слила и сольет еще, и есть мастера обращаться с нею, которые вас все равно переиграют.

man-with-a-movie-bfi-00n-dru

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!