Как Украина может выиграть в войне

Пока установилось затишье в войне России против Украины, которую Владимир Путин и Кремль начали год назад, самое время оценить, как Киев может улучшить свое положение в этой битве. Вовсе не из-за недостатка мужества Украина терпела неудачу при защите своей территории и суверенитета от российской агрессии. Я уже советовал Украине перенять опыт Хорватии, которая в 1991 году уступила треть своей территории сербским повстанцам, чтобы восстановить почти все утраченное в результате быстрых и решительных военных операций в 1995 году. В качестве шаблона для достижений стратегической цели в борьбе с более сильным противником, по разумной цене – если брать в учет и человеческие потери, и материальные расходы, нет ничего лучше модели Загреба начала 1990-х.

Мое предложение было встречено нытьем сторонников президента Петра Порошенко, твердивших, что: 1) война – это трудно; 2) Россия – не Сербия. С последним аргументом легко согласиться, но не стоит забывать, что численность населения Украины в десять раз больше, чем Хорватии, не говоря уже о территории. Киев располагает достаточными ресурсами для ведения оборонительной войны, только кажется, что он этого не хочет. Сила нации к сопротивлению и честь, похоже, опустились до критически низкой отметки. Кроме того, если у Порошенко не лежит душа к трудной работе по спасению своей страны от кремлевской агрессии, он должен без промедления вернуться в кондитерский бизнес и освободить место для лидера, который на самом деле хочет воевать.

Имитация Хорватии сегодня подразумевает несколько конкретных мер, которые должны быть приняты в ближайшее время. Текущее затишье в российско-украинской войне является временным. Поскольку люди часто требуют конкретики, я расскажу, что и как. Вот что Украина должна сделать, если она хочет, чтобы перестать терять территории, отходящие русским, и в конечном итоге вернуть земли, которые уже прибрал к рукам Путин.

Мыслить стратегически: это значит – посмотреть на карту и отметить, что Украина является очень большой страной, по европейским стандартам. Киев, безусловно, может торговать пространством какое-то время, и в случае затяжной войны преимущество будет явно не на стороне России. Это значит – покончить с идиотским военным правилом «стоять до последнего» в местах, не имеющих стратегического значения, как в донецком аэропорту или Дебальцево, где Киев принес в жертву высоко мотивированных защитников рубежей по причине, которая неизвестна никому, кроме Порошенко. Любое движение России на пути превращения ее новороссийских фантазий в реальность должно быть остановлено ​​– в практическом плане это означает превращение Мариуполя в Вуковар-на-Азове. Если русских можно будет остановить ​​в Мариуполе, значит, их можно остановить в любом месте. Если нет – Украина будет потеряна. Загреб одержал большую победу в 1995 году, потому что играл в долгую, как в дипломатическом, так и в военном отношении. В конце концов, Кремль устанет от своих зловредных пособников в восточной Украине и нужно быть готовым к прыжку, когда это случится.

Всерьез заняться разведкой: В настоящее время Киев не может ничего сделать втайне. Московским шпионам, глубоко укоренившимся в эпоху Януковича, когда в Украине СБУ превратилась в подразделение ФСБ России, известно все или почти все. Оперативная безопасность в западном смысле этого слова вряд ли существует. Строжайшую контрразведку нужно организовать без промедления. Эта задача кажется сложной, но терпения и дисциплины достаточно для ее выполнения. В 1991 году одна только военная разведка Югославии насчитывала почти 1800 агентов в Хорватии, а с учетом гражданской службы безопасности Белграда подлинное число сербских шпионов легко умножалось вдвое, но Загреб в итоге выиграл все важные шпионские войны, занявшись контрразведкой всерьез. В Украине перед разведкой стоят другие насущные задачи, особенно в области радиоэлектронной борьбы, где почти полное доминирование Москвы на поле боя уже стоило многих жизней украинских военных, и здесь западная помощь может существенно помочь. Но при этом мало смысла в предоставлении Киеву чувствительной техники, которая окажется в руках русских. Украина не сможет выиграть войну до тех пор, пока она не превзойдет Россию в шпионаже, а время идет.

По-настоящему бороться с коррупцией: боевые подразделения на фронте уже недовольны тем, что их политические предводители в Киеве, включая коррумпированных генералов вооруженных сил, живут в полном достатке, а они погибают в военных операциях, которые кажутся обреченными на провал. Это рецепт политической катастрофы Украины в долгосрочной перспективе. Ситуация настолько плоха, что западные благотворительные фонды, оказывающие поддержку украинским военнослужащим, идут в обход Генерального штаба и официальных инстанций, которые могут, как им известно, украсть помощь, предназначенную для фронта. Общая проблема для всей Украины -коррупция — в  оборонном секторе должна быть уничтожена, если Украина хочет остановить гибель своих граждан и потери территорий. Казни коррумпированных генералов и политиканов, в китайском стиле, могли бы произвести на общество неизгладимое впечатление. Искоренение коррупции из военной сферы окажет благотворное влияние на всю страну. Для начала является необходимым распространение сообщений о том, что коррумпированные чиновники помогают Москве и должны рассматриваться как изменники.

Количество есть качество само по себе: в военном отношении Украина слишком слаба, чтобы защититься от российской агрессии, а тем более вернуть потерянные территории. За более чем два десятилетия с момента распада Советского Союза, украинская армия превратилась в болото воровства и лени с малыми признаками боеспособности. Эта эрозия обнажилась в боях на Донбассе в последние месяцы. Кроме того, численность вооруженных сил Украины просто слишком мала, чтобы защитить страну. Попытки довести количество военнослужащих до 250 000, предпринятые Киевом на минувшей неделе, выглядят чрезмерно запоздалыми и неадекватными. Одеть менее одного процента населения страны в униформу, когда Украина находится в состоянии войны, это, откровенно говоря, большая шутка, которая показывает, что Порошенко хочет проиграть. Во второй половине 1991 года в Хорватии были мобилизованы почти 200 000 человек – при населении страны не более четырех миллионов. Тот факт, что Украина с трудом призывает на военную службу такое же количество людей, имея населения в десять раз больше, чем Хорватия, много говорит о том, что здесь что-то не так.

Но и качество тоже нужно взять в расчет: Украина, безусловно, нуждается в большей численности вооруженных сил, чтобы предотвратить дальнейшую русскую агрессию, но она также нуждается в войсках лучшей подготовки. Некоторые добровольческие батальоны проявили впечатляющую доблесть в боях против русских, даже большую, чем многие регулярные армейские подразделения, и при надлежащем подходе они могут стать основой новой, модернизированной армии Украины. Здесь снова вспоминается хорватская модель. Начиная с нуля, с разоружения территориальных структур обороны югославской эпохи, Загреб выстроил эффективную трехуровневую армию. Самый верх ее состоял из семи механизированных гвардейских бригад, укомплектованных профессиональными солдатами и оснащенных самым современным оружием. Они выступили наконечником копья в «Буре», крупнейшей европейской военной операции с 1945 года. На другом конце были полки самообороны, не предназначенные для интенсивных сражений, но проводящие зачистку поля боя. Основная часть армии состояла из пехотных бригад, смеси призывников и резервистов, предназначенных для обороны и ограниченных наступательных задач. Собранная воедино, эта трехуровневая система восстановила хорватскую независимость и суверенитет, эффективно используя ограниченные ресурсы современного оружия, находившиеся в распоряжении Загреба. Единственное, что останавливает Украину сделать что-либо подобное – это отсутствие воли и воображения.

Подводя итог, можно сказать, что Киев сможет выиграть в русско-украинской войне, если возьмется за ум. Прошлый год представлял собой череду поражений, следовавших одно за другим, иногда сопровождавшихся напрасными жертвами. Владимир Путин развязал войну против крупнейшего соседа России, второй по величине страны в Европе, а теперь его затея превратилась в затяжной конфликт, в котором Россия не может победить без массивного вторжения и массовой мобилизации, что не пройдет без отрицательных последствий – политических и экономических – для среднестатистического русского. Поэтому инициатива перешла к Киеву, если у него хватит силы и чести, чтобы использовать ситуацию в свою пользу. Для этого нужно показать стратегическое мышление, перевернуть шпионские столы в Москве, а также создать правильную военную машину, которая всегда под рукой на случай войны. Все это можно сделать, но каждый день Киев показывает, что не намерен изменять курс, что является еще одним свидетельством того, что правительство Порошенко на самом деле не хочет выиграть в войне.

Джон Р.Шиндлер (John R.Schindler)

Опубликовано: The XX Committee

west-front

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!