Двуглавый пес

В связи с публикацией в газете «Известия». Которую я толком не читал, но осуждаю.

Все лето позапрошлого года я жил в Черногории, в местечке Прчань. Я отлично проводил время. На самом берегу Которского залива.

Однажды в пансион приехали новые гости, две семьи из Тюмени. Ну, точнее, несколько частей многоярусной семьи. «Мама», еще какая-то «мама», в форме параллелепипеда, еще мужчины, еще женщины, и дети.

Поскольку я лет десять уже не смотрю не только на телевизор, но и на людей, которые смотрят телевизор, я не знаю точно, сколько их было. Некая общность. Это правда, я упрямый псих, и даже когда таким людям кажется, что я смотрю на них, на самом деле я специальным образом делаю расфокусировку глаз, и их не вижу. Только контуры.

Так вот. Они приехали на двух больших автомобилях. На автомобили я смотрю и могу сосчитать.

А в Прчани отличные маленькие пляжи у каждого пансионата, и спуск в воду – ступени такие, каменные или бетонные, и иначе как по ступеням, к воде не сойдешь.

Новые гости сразу развернули плацдарм и перекрыли выход к морю рефлекторно. Первый уровень – два автомобиля, радиаторами прямо к ступеням, потом линия пляжных зонтов, столиков и шезлонгов, которые гости привезли с собой, потом линия сборных разноцветных горок и качелей для детей.

Вообще, моя русофобия, это, в сущности, ненависть к таким вот пластмассовым конструкциям ужасных ядовитых расцветок. Когда я был светским человеком, мне приходилось бывать в домах у разных приятелей, и вот у них, и у бедных, и у богатых, перед домом стояли эти покоцанные горки, лесенки и качели.

Думаю, уменьшительно-ласкательный суффикс применяется в таких названиях не для того, чтобы дети меньше пугались, а наоборот, чтобы объекты казались еще отвратительнее.

Это не только в России, конечно, есть.

То есть, скорее, это более широкая антропофобия, а не русофобия.

Да, все знают, что точно такие же объекты стоят во дворах убитых пятиэтажек и девятиэтажек, только железные. Предполагается, что дети должны совершать механистические движения, перемещаясь внутри этих конструкций, циклично. Вверх-вниз. Вправо-влево.По часовой стрелке и против. Как обреченные белки в колесе. Ни один нормальный ребенок этого делать не может. И не делает. Инстинкты сохранения рассудка сильны.

Но поскольку прогуливающие их мамы, похожие на жену Моторолы, требуют – ведь им нужно нейтрализовать, вычеркнуть детей из своей жизни, детки обреченно заходят в контуры этих психотронных зомбомейкеров, и быстро становятся идиотами. Знаете, вот такие маленькие роботы получаются. Они не всегда были такие. Ведь человек рождается живым.

Я даже вот что думаю. Эти устройства являются частью системы психотронных излучателей, то есть, система – это не только телевышки, но и такие вот сотовые ретрансляторы и усилители сигналов безумия. Для улучшения покрытия.

Кстати, известно, что если кандидат хочет стать депутатом или еще каким-нибудь начальником, он обещает сделать детскую площадку и починить трубы в подвале дома. Это два аттрактанта (некро и копро), которые цепляют архетипы орков, и орки «на автомате» голосуют за суперорка.

Этот сдвоенный аттрактант, применяет, например, и Путин. Вы же помните его «мочить в сортире».

Ну, можно еще начать или пообещать начать войну, в ходе которой утилизация подросших детишек ускорится, и мамы, наконец, вздохнут спокойно. Глубинный психоанализ хорош тем, что он – всегда честный.

Так вот. К морю я пройти не мог, проводить переговоры было бессмысленно, меня бы просто не поняли, ну и ясно, что если я не смотрю на орков, то тем более – не разговариваю с ними, и было два варианта: либо методично зарубить их топором (мой деревенский сценарий), либо отхлестать свернутой в трубочкой газеткой по мордасам, крича тонким голосом: негодяи! (интеллигентский сценарий, который я сам пока не применял, но к которому отношусь с уважением, потому что ко мне, например, он применялся и срабатывал, это ошеломляет, реально).

Насчет топора – это реальная тема, потому что я рассказывал как-то, что когда несколько лет жил с женой на окраине дикой сибирской деревни, топор всегда стоял у косяка входной двери, им я гонял зомбаков, изредка забредавших на звук живых голосов. Не обязательно смотреть телевизор, чтобы стать зомби, достаточно несколько месяцев пить брагу. То есть, захват и разложение разума происходит не так стремительно, как при чередовании аудио-визуальных сигналов с определенными характеристиками, но происходит.

Да, чтобы подойти к теме этологии и базовых рефлексов контроля и расширения контура у участников примитивной группы, я должен рассказать еще о своем деревенском псе Вове.

Вы понимаете, почему он так был назван? Правда, деревенские люди говорили мне, что собаку нельзя называть человеческим именем.

Что я им ответил? Не помню. Но знаю. Потому что отвечал всегда одинаково: «Хорош, а?». Деревенские, зная про себя все, и зная, что я тоже про это знаю, смущались, прекращали умничать и вообще притворяться умными и деловыми чуваками на понятиях.

Короче, Вовка вырос, и, поскольку в детстве ( в его детстве) я выходил его после отравления грибами (его отравления), был крайне привязан ко мне. Да и сейчас, наверное, вспоминает, хотя мы не виделись более трех лет. Я же его вспоминаю.

Так вот. Когда ты, допустим, сидишь в сенях летом и пьешь чай, а входная дверь открыта, Вовка лежит сначала на крыльце и задумчиво смотрит на тебя снаружи. Потом он кладет лапу на порожек, потом вторую лапу, потом морду, потом постепенно подтягивает туловище, и через некоторое время, он уже лежит на вязаном коврике внутри сеней. Потом он окажется посреди сеней.

Внимание. Вовка – дворовой пес. Дворовому псу – не место в доме. Городским людям это сложно понять. Именно в этом изначально была причина тупиковости отношений с крымнашистами.

Если Вовку не остановить, когда он еще на порожке, он окажется рядом с тобой за столом. И скажет: абырвалг.

Ничего личного. Это инстинкт, гибридное расширение контура территории. Нативное рейдерство.В принципе, контур может расширяться бесконечно.

Так же точно пес ищет дверь, проход, тропинку или любой другой проход, который можно контролировать. Это инстинкт. Он ложится у столба, или у прохода, и все. И ему становится спокойно. Он контролирует ресурс.

Сесть на тему, так это называлось на отвратительном слэнге нулевых, когда вся деловая жизнь свелась к пробиванию доступа к ресурсу и контролю над ресурсами.

Поэтому (здесь я временно оставляю ироничный тон), когда я, в самом начале эпопеи, давая рекомендации по крымнашистам, называл правило: палка, строгость, дистанция — это было не эмоционально, и не в переносном смысле.

Разговаривать со стаей, находящейся во власти актуализированного инстинкта экспансии было бесполезно. Убеждать, уговаривать, разъяснять. Там все уже понятно.

Мне вдруг написал недавно давний знакомый, что крымнашисты – просто слабые, глупые люди. И что нельзя делить людей по такому поверхностному признаку.

Прошел год с начала открытой эпидемии крымнашизма, а он все еще не понял, что будет вытеснен или репрессирован. Что они отжали Крым, отожмут и его. Это инстинкт, расширение и контроль контура. Этими слабими, глупыми людьми. Или он вынужден будет пойти на такой уровень мимикрии, что рано или поздно станет крымнашистом и примет участие в репрессиях. А иначе никак.

«Поверхностный», этот сегрегирующий признак использовали сами крымнашисты, наконец, и это логично совершенно. И было неизбежно. Потому что это сущностный признак, на самом деле, главный – человек ты или упрямый пес. Не хотели, стыдились назвать все своими именами, это сделали за вас они. И когда автор статьи в «Известиях» глумливо спрашивает: «Хо-хо, а что же нам делать с антикрымнашистами, ведь вместе невозможно», это уже не лапа на порожке дома, это пес уже сказал: превед! абырвалг!.

Его ведь расстреляли, Преображенского? Ну подумайте, ведь через год его уже не было.

Я, кстати, уехал тогда из Прчани. Ну, а как могло быть иначе. То есть, сначала я уехал из России, потом и оттуда. Контур расширялся.

Это первый материал, где я не делаю практических выводов. Это вообще устаревшая, вчерашняя тема, все давно ясно. Мне очень жаль, что в качестве примера пришлось использовать образ моего пса Вовы.

Он, кстати, в целом, удивительно деликатный. И умный. Хотя в детстве ел в лесу грибы без разбора.

crowd1

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!