Битва при Широкино – грядет эскалация конфликта

В то время как линия фронта между украинскими и русскими войсками в течение последних недель выглядит довольно стабильной, имеются несколько точных сигналов о предстоящей эскалации конфликта в одной из основных горячих точек к востоку от прибрежного Мариуполя – это село Широкино.

широкино

С русской стороны были нападения на украинские блокпосты на западной окраине населенного пункта в течение последних недель, разной степени интенсивности. Несколько дней назад произошла самая тяжелая артиллерийская атака, не только на украинскую линию обороны в Широкино, но и на села, расположенные за ним, а именно Бердянское и Сопино. В обстреле 31 марта участвовала пресловутая 2С1 «Гвоздика», самоходная артиллерийская установка, которая сыграла важную и, в конце концов, решающую роль в нападении на украинские оборонные позиции вокруг Дебальцево в феврале. Карта ниже показывает, какие места были поражены артиллерией.

1_sopyne

Тем не менее, это нападение было, скорее, исключением, проверкой украинской реакции. Кроме того, большинство обстрелов на протяжении последних недель проводилось из стрелкового оружия, гранатометов и 82-мм, а также 120-мм минометов. Количество танков и бронетранспортеров, привлекавшихся к боевым действиям, никогда не превышало двух или трех. Однако все может измениться в ближайшее время. Миссия ОБСЕ, проявляющая активность в этом районе, докладывает о военных действиях с обеих сторон. В своем докладе от 5 апреля, основанном на результатах запуска беспилотного летательного аппарата 3 апреля, она отмечала очередное сосредоточение русской военной техники. Из полученных при помощи дрона кадров, миссия ОБСЕ пришла к выводу, что не менее 15 русских боевых танков – то ли Т-64, то ли Т-72 размещены «в районах вокруг Широкино», что указывает на подготовку крупномасштабного нападения, которого следует ожидать в течение ближайших дней или недель. Стоит отметить, что этот же дрон зафиксировал только одну единицу украинской бронетехники вблизи Широкино. В то время как в распоряжении украинских подразделений полка «Азов», как известно, имеются несколько Т-64B1M, но они расположены на второй линии обороны в Бердянском, и их количество не превышает пяти. Учитывая факт, что дроны ОБСЕ имеют относительно небольшой рабочий диапазон, можно сделать вывод, что русские наступательные силы в этом районе во много раз превышает оборонительные возможности Украины. При этом не следует забывать, что вооружение крупного калибра, такие как  ракетные установки «Град» и тяжелая артиллерия стоят под Мариуполем.

Глядя на украинскую сторону, отмечаешь некоторые интересные и в то же время тревожные события, произошедшие за последние 48 часов (с 4 по 6 апреля – V&P). Нет никаких сомнений, что регулярная армия Украины (это доказывается на примере сражений в течение последних месяцев) либо не в состоянии бороться против сил русского вторжения, либо ей это не разрешается – нанести противнику достаточный ущерб, остановить или, по крайней мере, значительно замедлить его продвижение на запад. Эта критика направлена не в адрес военных, находящихся в полевых условиях, она предназначена офицерам генерального штаба, отдающим сомнительные приказы, мягко говоря. В то же время, сформированные из добровольцев батальон «Донбасс», полка «Азов», «Правый сектор» и другие оказались гораздо более свободными в своих действиях при использовании тактики и средств для сдерживания русской агрессии. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что эти воинские подразделения держат несколько участков фронта, в том числе восточнее Мариуполя и вдоль реки Кальмиус на севере. Что примечательно, они получили подкрепление в лице представителей нерегулярных воинских формирований, более конкретно – речь идет о военных-иностранцах из Чечни и чеченской диаспоры в Европе, горящих желанием вернуть должок России за предыдущие войны.

В так называемый «Батальон шейха Мансура» входят добровольцы из числа чеченцев, некоторых из них закаленные в боях предыдущих конфликтов – обеих войн в Чечне, а также в Сирии. Последний аспект особо замечательный: журналисты, которые вступали в контакт с этими добровольцами в Украине, упоминают, что эти бойцы признаются в том, что воевали в отрядах террористической группы Исламского государства в Северной Сирии до того как приехали в Украину для борьбы с русскими оккупантами в Крыму и Донбассе. Есть в этом сюжете исламистский террористический бэкграунд или нет, но присутствие этих воинов представляет собой прямое нарушение договора Минск-2, в пункте 10 которого содержится требование:

Все иностранные вооруженные формирования, военная техника, а также наемники должны покинуть территорию Украины под надзором ОБСЕ.

Однако, русская сторона, наверное, должна быть последней, кто мог бы начать жаловаться на то, что договор нарушается.

Видеозапись показывает чеченских боевиков, находящихся на  переднем крае между русскими и украинскими войсками в Широкино. Они не только стоят в охране украинских укреплений, но проводят диверсионные рейды вглубь расположения противника в поисках прямого боевого контакта с русскими военными в этом районе.

2_chechens

Такое развитие событий может иметь несколько аспектов:

1 — Русская армия вторжения, очевидно, столкнулась в Украине со своим старым – и не желающим отступать – противником, который может добавить ей неприятностей на территории западного соседа. Чеченские воины превратили свою родину в ад для русских оккупантов в 1990-х и одного крика «Aллах  акбар» на улицах Широкино достаточно, чтобы многих из них напугать и изменить военный расклад с психологической точки зрения.

2 — Украинское руководство, очевидно, решило позволить «легионерам» делать то, на что Киев официально не готов, а именно – спровоцировать русскую сторону, нанести ей урон при наступательной операции. Еще в феврале был разыгран похожий сценарий, когда полк «Азов» вел активные освободительные операции на юге, в то время как украинское руководство находилось в стадии активных переговоров с Европой и Россией, чтобы остановить конфликт. Тогда же, казалось, правительство ищет пути, чтобы не полностью сдаться перед русскими при соблюдении договоров Минск-1 и Минск-2. Полк «Азов» и был прекрасным способом показать, что Киев не может претендовать на то, что он «в полной мере отвечает» за свои действия.

3 — Сотрудничество подразделений «Азова» и чеченских исламистских боевиков можно рассматривать как войну с мифами, поскольку предубеждения в отношении двух этих групп в общественном сознании и, возможно, по отношению друг к другу отходят на второй план или вообще стираются на фоне общего врага. Ведь «фашисты», а точнее – националисты из полка «Азов», кажется, не испытывают никаких проблем, сражаясь бок о бок с иностранцами-мусульманами. С другой стороны, бывшие члены боевых отрядов Исламского государства из Чечни, похоже, не видят проблемы в том, чтобы бороться на стороне христиан из якобы «националистического ксенофобского» европейского государства. На фото ниже мы видим чеченского воина на переднем плане и украинского солдата – вероятно, из Национальной гвардии (или «Донбасса», или «Азова») – за его спиной, готовых к бою.

3_chechen-ukrainian-fighters

В заключение отметим, что наблюдая за уверенными шагами обеих сторон к эскалации боевых действий, мы ожидаем вспышки вооруженного противостояния в течение весны. Россия сосредоточила достаточно сил в районе, чтобы прорвать украинскую линию обороны и вернуться к черте города Мариуполя. Она продемонстрировала не один раз в течение последних шести недель, что не рассматривает подпись под договором Минск-2 в качестве ограничителя своих территориальных устремлений на востоке Украины и особенно вдоль побережья Азовского моря. В то же время, Украина, похоже, наконец-то заметила, что не может быть никакого доверия к русской стороне, особенно после падения Дебальцево, которое случилось после подписания соглашения Минск-2. Таким образом, она позволила развернуться на линии фронта боевикам, готовым и способным нанести существенный урон русским войскам.

Отправляя иностранных «добровольцев»  на передний край, которые ходят в рейды на русские позиции для нанесения ответных ударов за нарушения режима прекращения огня, Киев провоцирует русскую сторону. Это намного меньшая и менее заметная провокация, чем ежедневная стрельба из минометов и другого оружия на демаркационной линии, но все-таки провокация, которая будет рассматриваться как «грубое нарушение Минского протокола» сверхчувствительной российской стороной, которая только и ждет таких вещей, чтобы оправдать дальнейшую эскалацию. Украина знает об этом и, кажется, готова заплатить эту цену, чтобы сохранить свое лицо в свете ежедневных нападений русских на свои позиции, которые привели к гибели девяти украинских солдат с 4 по 6 апреля.

Опубликовано: Conflict Report

Поделиться:

Понравилась статья? Жми лайк!